САМАРСКИЙ ДЕТЕКТИВ

САМАРСКИЙ ДЕТЕКТИВ

Одним из самых популярных литературных жанров, несомненно, является детектив. Криминальными историями зачитываются, как вчера, так и сегодня все - от мала до велика. Как считают специалисты, «по возрасту русский детектив давно уже дедушка, ему более ста пятидесяти лет. Его история начинается со второй половины XIX века. Именно тогда в газетах и журналах стали печатать криминальные хроники и очерки с судебных заседаний, которые быстро приобрели популярность среди населения Российской империи». Подобные истории, имеющие все признаки хорошего детектива, печатались и в самарских газетах. В августе 1918 года в газете «Волжское слово» был опубликован большой очерк, рассказывающий о раскрытии таинственного преступления - убийства на дачах.

«В субботу около 12 часов ночи на 6-й просеке за Постниковым оврагом (неподалеку от дачи К. П. Головкина) послышался отчаянный женский крик, призывающий на помощь. Переполошившимся дачникам кричавшая рассказала, что сейчас недалеко убили человека. Действительно, в нескольких десятках шагов нашли еще теплый труп управляющего магазином Сапожникова Л. А. Ермольева. По словам поднявшей тревогу Надежды Петровской произошло следующее. В 11 часов вечера она с Ермольевым (жили вместе) пошла гулять на Волгу. На обратном пути они встретили четверых неизвестных, которые напали на Ермольева, схватили его за горло и начали грабить, нанося удары ножом. Петровская убежала и подняла крик. О происшедшем сообщили властям.

На место прибыли члены уголовной милиции. При осмотре трупа выяснилось, что находившиеся при Ермольеве деньги, около 500 рублей, были целы. Покойному нанесено много колотых и резаных ран. Пальцы изрезаны, что свидетельствует о долгой борьбе: Ермольев схватился за нож убийцы. Около трупа обнаружена марлевая повязка с куском ваты, спавшая, очевидно, с руки убийцы во время борьбы. Повязка была взята и послужила нитью к раскрытию преступления. При выяснении дела было установлено, что Петровская имеет мужа, с которым не живет, и который не имеет определенных занятий. Петровский был разыскан чинами уголовной полиции, которые заметили него на пальцах старую подживающую рану.

-Почему же у вас не завязана рука? – спросили Петровского, - Ведь рана еще не подсохла.

- Она была завязана, но я сорвал и бросил повязку, - ответил Петровский.

При дальнейшем допросе Петровский рассказал, что он приехал в Самару на другой день после убийства на пароходе из Симбирска. На пароходе и бросил повязку. Петровского задержали для удостоверения, действительно ли он только приехал. Петровского пригласили на пароход, где его предъявили команде. Капитан его помощники и судовая команда удостоверили, что Петровский действительно приехал на их пароходе, прибывшем в Самару утром, несколько часов спустя после убийства. Его запомнили, потому что он никак не хотел платить за проезд. Путевое недоразумение спасло его, и Петровский был освобожден.

Единственная свидетельница преступления Надежда Петровская давала свои показания, плача навзрыд. Она рассказала, что жила с Ермольевым очень хорошо, что он был редкий человек и любил ее. Он умоляла найти убийц, чтобы гибель Ермольева не осталась не отмщенной». Однако, при повторном допросе, начальник уголовной милиции А. П. Барынин заподозрил Петровскую в неискренности. И действительно, «путем опроса дачников, проживающих по линии от места убийства до штаба самоохраны было установлено, что никакого крика о помощи после убийства не было. Никто из дачников в это время не спал, многие сидели на террасах, и если бы Петровская кричала о помощи, они бы слышали. Дежурные в штабе рассказали, что Петровская, вбежав в помещение, упала в обморок. Ее стали отхаживать водой, но тут же заметили, что обморок был только «на один глаз»: когда от нее отходили она открывала глаза и подсматривала.

Когда надзиратель уголовной милиции Рязанцев собрал целый ряд сведений, он прямо сказал Петровской:

- Мне известно, что вы знаете имя убийцы. Потрудитесь его назвать, иначе вы будет привлечены как соучастница.

Петровская разрыдалась и воскликнула:

- Что же мне делать? Я же не виновата, что он убил его!

Обливаясь слезами, она рассказала, что ее любил один молодой человек, который бешено ревновал ее к Ермольеву. Он много раз требовал, чтобы она ушла от него, и грозил убить соперника, что и привел в исполнение. Но она щадила его и не хотела выдать, так как он сделал это из-за нее. Он служит артельщиком в Госбанке. Фамилия его Попов.

Рязанцев в сопровождении двух агентов отправился на улицу Толстого на квартиру Попова. Попова дома не было, и около его дома была оставлена засада. Ночью Попов явился, был арестован и доставлен в уголовную милицию. Когда Попов узнал, что него обвиняют в убийстве, он так растерялся, что едва устоял на ногах. А затем предъявил документы, удостоверяющие, что в день убийства он находился в Сызрани, куда был командирован в сопровождении счетчиков и вооруженного конвоя. По проверке его показаний все это подтвердилось и Попова отпустили.

Барынин и Рязанцев, видя, что Петровская умышленно запутывает дело, повели расследование, не считаясь с ее показаниями, и вскоре убедились, что в этом деле замешан Дзампаев, выслуживший чуть не 30 лет в государственных учреждениях, и служащий в настоящее время в одном из банков. Дзампаев был вызван и допрошен. Он заявил, что знаком с Петровской, ее матерью и Ермольевым, но по делу решительно ничего не знает. Однако, на умело заданные два вопроса он дал ответы, уничтожающие один другой. Когда Дзампаеву разъяснили это противоречие, он сильно смутился, замолчал и, наконец, вздохнув, сказал:

-Ну вот что. Берите перо, бумагу и записывайте все, что буду рассказывать. И если хоть одно слово будет неверно, то можете разрубить меня на куски.

Дзампаев рассказал всю историю убийства.

Редкая красавица, Петровская пленила красотой не только Ермольева и Дзампаева, но и многих, многих лиц занимающих здесь общественное положение. На своих поклонников она имела неограниченное влияние. Они исполняли все, что ей нужно, и окружили ее жизнь всеми удобствами. Но ей всего было мало. В ней сидела жажда: Денег, денег и денег! С этой же целью она организовала и убийство своего возлюбленного, причем, в помощники пригласила Дзампаева. 50-летний Дзампаев, честно проживший всю жизнь, не мог сладить с собой и согласился. Уговорились так: Петровская возьмет у Ермольева «на покупку сахара» несколько десятков тысяч, а чтобы деньги можно было не отдавать, Дзампаев убьет Ермольева.

20 июля Петровская приехала с дачи к Дзампаеву (он снимал комнату у ее матери), попросила свою мать Васильеву ехать на дачу, разослала прислугу, и, оставшись наедине с Дзампаевым, сказала ему, что взяла у Ермольева 60 тысяч рублей. Сейчас Ермольев придет к ней пить чай.

- Убей его! – говорила она.

И, желая придать ему бодрости, показывала коробку набитую деньгами.

- Шутка ли 60 тысяч, - говорила она. - Убей его, и половина будет твоя.

Но Дзампаев отказался от «черной работы». Тогда Петровская стала упрекать его в трусости, и говорила, что он не может делать дела, потому так и умрет чиновничишкой. В конце концов, решено было пригласить «специалиста». В этот день Ермольев действительно был у Петровской. Она была с ним очень хороша, ласкова и весела. Петровская и Дзампаев решили пригласить на «черную работу» земляка Дзампаева Абдула-Рахмана-оглы, служившего сторожем в конторе Шамси Ассадулаева. Сговорились за 10 тыс. рублей.

В 4 часа 24 июля Петровская и Абдул Рахман поехали на дачу. Петровская показала расположение комнат, где будет спать Ермольев. Затем она спрятала Рахмана во дворе за баней, и с обычной приветливостью и ласками встретила Ермольева. Позже, когда он уснул, она привязала на балконе веревку, по которой убийца мог бы взобраться до 2-го этажа к постели своей жертвы. Все было готово. Но планы разрушились благодаря собаке, учуявшей за баней чужого человека и поднявшей отчаянный лай. Кроме того, убийца заметил, что по дачам расхаживает чешский дозор, почему он и поспешил скрыться.

Через день Петровская взволнованная приехала к Дзампаеву, вызвала Рахмана и стала на него кричать:

- Струсил, убежал! Жалкий трус!

Восточная кровь не вынесла такого оскорбления. К тому же Петровская сказала ему:

-Убей, тогда получишь 15 тысяч рублей.

Абдул Рахман согласился. 27 июля Петровская была на даче. В 8. 30 вечера приехал из города Ермольев, который поужинал, отдохнул и отправился с Петровской гулять на Волгу. Выходя из калитки, Петровская заметила Рахмана, который, заметив выходящих, быстро направился к Волге. Петровская повела Ермольева на условленное место. Посидев полчаса на скамейке, они поднялись и направились обратно к даче. Петровская видела, что убийца идет за ними. Поднимаясь в гору, она отбежала на несколько шагов вперед, и в это время Абдул-Рахман напал на Ермольева и начал полосовать его кинжалом. Петровская оглянулась и, убедившись в «хорошей работе», побежала на дачу. О помощи она, конечно, не кричала. А на другой день убийца пришел к Дзампаеву и сказал:

- Все сделано. Давай деньги.

Дзампаев ответил:

- Подожди, пока приедет Надежда Петровна. Скажет что все готово – получай деньги.

Спустя час с дачи приехала Петровская и ее мать, подтвердившие убийство Ермольева. Петровская передала Дзампаеву 15 тысяч для Рахмана и причитавшуюся Дзампаеву долю – 22 500 рублей. 22 500 рублей она оставила и себе. Впоследствии она созналась, что взяла у Ермольева не 60, а 70 тысяч. 10 тысяч она утаила от компаньонов, чтобы не делится с ними. Вечером Абдул Рахман явился за «гонораром», и Дзампаев вынес ему на улицу 60 штук «керенок» по 250 рублей, уложенные в коробке. Дагестанец Абдул Рахман Ослан Оглы, 28 лет, судился уже в 1907 году за убийство в Темир-Хан-Шуре и отбыл 4 года ссылки. В убийстве Ермольева он не сознался и получение денег отрицал. Он, по его словам, получил от Дзампаева только 20 рублей долга. Найденные у него при обыске 6 000 рублей «керенками» он будто бы получил от братьев при дележе земли в 1916 году, когда «керенок» еще не было. В ночь убийства Рахман будто бы гулял по Дворянской с турком Хады-Фаттах-оглы, который заявил, что это ложь, и что Рахман только просил его сделать такое показание. В 2 часа ночи после убийства Рахман без пиджака и шляпы вернулся домой, переоделся и куда-то ушел. Это было замечено самоохраной, тем более что он проник в свою квартиру через окно с улицы.

Розыски денег были очень удачны. При аресте Дзампаева у него отобрано 250 рублей, остальные 22 250 рублей найдены у его снохи О. П. Дзампаевой, проживающей на Казанской улице в доме № 13. При обыске в квартире Петровской у нее найдена жестянка с кофе, на дне которой лежало 55 тыс. рублей. Из них 32 500 руб. было взято у Ермольева «на сахар», а остальные были ее собственные. При задержании Петровской у нее отобрано 500 рублей. Петровская, Дзампаев и Абдул Рахман препровождены в тюрьму. Дело передано в суд.

При первоначальном задержании Петровской в ее судьбе приняли горячее участие некоторые лица занимающие крупное общественное положение. Эти «защитники» ручались, что Петровская не могла быть замешанной в преступлении».

Галыгина Г.В.

25 Января 2019


Теги: Самарские истории

К списку статей

Наверх

Корзина