КРИМИНАЛЬНЫЙ МУЗЕЙ В САМАРЕ

Своеобразными школами для профессиональной подготовки агентов сыскных отделений являлись полицейские музеи, открывавшиеся во многих городах Российской империи. В Самаре такой музей был открыт еще в 1907 году по инициативе и непосредственном участии вице-губернатора С. П. Белецкого, передавшего новому музею свою личную коллекцию, состоявшую из вещественных доказательств по уголовным делам. После Февральской революции музей был закрыт, часть экспонатов была передана в краеведческий музей, а на основе оставшихся в 1923 году был возрожден Криминальный музей, ставший первой школой профессионального мастерства для «красных милиционеров».

В марте 1923 года газета «Коммуна» сообщала о начале воссоздания Музея сыска: «Царские псы хорошо охраняли добро своих хозяев. Среди этих «церберов» особенно почетное место занимал известный душитель народа генерал-жандарм Белецкий. В своей деятельности на благо дворян и капиталистов он проявлял много усердия и инициативы, не останавливаясь даже перед собственными затратами. В бытность его в Самаре Белецкий организовал музей сыска. После революции о нем позабыли. Теперь решено использовать его для блага рабочей Республики и всех трудящихся. Музей осмотрен начальником угрозыска, и в настоящее время идут переговоры относительно перевода его в помещение губрозыска и приведения в надлежащий порядок. При Музее сыска предполагаются курсы уголовного сыска. Перед губернским прокурором возбуждено ходатайство об изъятии всех вещественных доказательств, имеющих интерес, для пополнения коллекций музея. Если все принятые шаги будут проведены в полной мере и нужные средства будут отпущены, то самарский уголовный розыск сумеет встать на должную высоту в деле борьбы с гражданским бандитизмом и преступностью».

В апреле 1923 г. директор музея А. А. Смирнов докладывал начальнику Самарского губрозыска: «Порученную мне организацию Музея сыска закончил, и он в настоящий момент представляется их двух комнат – двух отделов: отдела преступлений и отдела борьбы с преступлением.

Каждый из этих отделов делится на два подотдела:

1. кражи, убийства, мошенничества и детская преступность;

2. места заключения, дактилоскопия, антропометрия и фотография.

Далее эти подотделы делятся по роду экспонатов, например, кражи делятся на кражу со взломом, карманную, конокрадство и т. д. Не ограничиваясь экспонатами, которые удалось получить от губернского наученного музея, музей получил от Самарского губернского суда 65 разных вещественных доказательств из дел, уже прошедших суд, и представляющих из себя несомненную музейную ценность. Кроме того, мной от Комиссии по борьбе с детской преступностью получено около 20 экспонатов, также необычайно живо рисующими психологию детей – преступников, и потому являющимися ярким украшением музея. Музей снабжен диаграммами, схемами и картограммами движения кривой по разного рода преступлениям. Дальнейшую свою деятельность направлю в сторону приобретения новых экспонатов, поддерживания порядка и пополнения библиотеки предполагаемых к открытию курсов книгами криминально-сыскного характера».

В мае 1923 г. Криминальный музей был осмотрен прибывшим в Самару начальником музейно-кодификационного отдела Уголовного розыска Республики (заведующий Музеем сыска РСФСР) П. А. Билевым. В акте обследования говорилось: «Музей помещается в двух светлых чистых комнатах при управлении розыска. Каждая комната представляет из себя отдел: отдел преступлений и отдел борьбы с преступлением. Кража занимает целиком одну из четырех стен большой комнаты, представляя строго систематизированный и красиво расположенный материал, состоящий из 18 планшетов, больших и малых, с отмычками, образцами взлома и взреза замков и т.д. Орудия же взлома – фомки, пилы, ломы и проч. располагаются на стене со знанием классификации.

Отдел убийств целиком почти занимает вторую стену и часть третьей, насчитывая в себе до 70 ярких образцов оружия, участвовавшего непосредственно в убийстве. Далее идет мошенничество, представленное в двух больших витринах с ярко-показательными образцами воровской хитрости: игры, шулерства, крапленые карты и домино, продажа медных вещей за золотые, поддельных бриллиантов за настоящие, инструменты для выуживания денег из ящиков и кружек, поддельные печати и много других образцов. Фальшивомонетчество изображено в отдельной витрине, и ярко показательно расположено.

Совершенно самостоятельные группы, такие как борьба с самогонкой, тайный притон, курильщиков опиума, тайная типография, конокрадство, громилы, имеют достаточно систематизированных экспонатов, чтобы составить себе ясное представление о способе преступления.

Второй отдел – борьба с преступлениями – имеет меньше экспонатов.

А. А. Смирнов вполне соответствует своему назначению, хорошо знаком с классификацией предметов, изучая в Самарском университете антропологию, оказывается полезным работником как в смысле подбора материалов по преступности, так и чтению лекций по криминалу, что им было сделано в день открытия музея». В беседе с корреспондентом «Коммуны» тов. Билев сказал: «Самарский музей сыска произвел на меня самое лучшее впечатление. Я могу засвидетельствовать, что это один из лучших музеев по сыскному делу в Республике».

Но кроме обследования состояния музея у проверяющего была и другая цель: представитель Центррозыска «имел намерение изъять из местного Криминального музея некоторые предметы». Директор губернского научного музея В. В. Гольмстен обратилась к начальнику губрозыска М. С. Гониянцу с протестом: «Музей протестует против изъятия экспонатов из Криминального музея, составляющего его филиальное отделение, и настаивает на сохранении всех экспонатов на местах полностью. Исключения может быть сделано только для не выставленных и представляющих из себя дубликаты, причем право отбора предоставляется заведующему Криминальным музеем». Согласно документам, представитель Центррозыска уехал в Москву не с пустыми руками: «Были переданы представителю Уголовного розыска Республики экспонаты – дубликаты для Центрального музея уголовного розыска: оружие, обрезы, кистени, путы конские с замком, деревянный ключ к замку, полумаска суконная, 6 поддельных бриллиантов, 10 штук сторублевок, дубина-трость, модель деревянного замка». Напомним, что знаменитый музей МУРа (Московского уголовного розыска) был открыт только через два года после самарского - в 1925 году.

А. А. Смирнов неоднократно отправлял материалы о деятельности Криминального музея в Москву. Так, в своем письме в Центррозыск он писал: «Самарский Криминальный музей, развивая свою деятельность, обогатился еще несколькими комплектами вещей, характеризующих пробуждение техники у преступного элемента города. В кратких словах я постараюсь дать описания предмета, прилагая фотографические снимки, и надеясь, что таковые не будут без интереса для выпускаемого вами журнала «Розыскное дело».

На карточке № 1 изображен новейшей конструкции самогонный аппарат. Аппарат не требует большого внимания к себе, и автоматически выгоняет три сорта спирта сразу. Это самая последняя конструкция не только в смысле усовершенствования, но и потому, что работники Самгуброзыска и милиции своей деятельностью отодвигают самогонное дело в область начального временного явления.

На карточке № 2 расположен в витрине набор, приспособленный для печатания фальшивых кредиток в 50 000 рублей достоинством. Многому новому учит он нас кроме необыкновенного терпения и тщательности, с которой преступниками проделана граверная работа. Медные клише «А» и «В» дают настолько четкие отпечатки, что отличить от настоящих кредиток может только опытный глаз. Был один короткий момент, когда эти кредитки наводнили собой рынок Самары, но 12 апреля 1922 года агентом Самгуброзыска Терешиным по ордеру не был произведен обыск в доме № 107 по Ярославской улице в пос. Новый Оренбург (совр. Запанской пос.) и «фабриканты» были арестованы.

Карточка № 3 дает наглядный порядок, как простая бумажка, претерпевая ряд обработок, превращается наконец в обязательство 1923 года в 10 тыс. (100 млн.). Большой станок-пресс «А» давит гравированной пластиной «Б» водяные знаки, ничем не отличающиеся от настоящих. Литографские камни при помощи пресса «В» печатают текст. Краски, циркули, клей, губки, доски для растирания красок, бумага с отделанными водяными знаками «Г» дает агенту-зрителю полное представление процесса печатания, и если одна часть набора встретиться ему отдельно – он не ошибется в ее определении».

С 1924 г. новым директором музея стал А. И. Карташов, который вел активную образовательную деятельность среди сотрудников уголовного розыска. Так, в отчете о проведении лекции «Теория преступления», он сообщал: «При проведении лекции мной выяснилось, что сотрудники проявляют исключительный интерес к способам выделки фальшивы денег. Идя навстречу их запросам, считаю не лишним провести лекцию по этому вопросу и практические занятия по определению техники выработки металла фальшивых денег и проч.».

К августу 1924 г. Криминальный музей насчитывал «всего экспонатов 800, причем, оговорка - некоторые номера включают несколько вещей, так что общее количество экспонатов превышает тысячу. Газета «Коммуна», рассказывая о Криминальном музее, акцентировала внимание читателей на его научном характере: «В первом отделении лучшего в Республике музея сотрудник каждого надзорно-административного органа сумеет ознакомиться с материалами по преступлению, не разбрасываясь, и не отвлекаясь от своих обязанностей. Все виды преступления, все способы и хитрости преступников в строгом порядке положены в застекленные витрины и систематизированы.

Второе отделение музея – непосредственной борьбы с преступлением – подводит сотрудника к научным способам розыска. Выставленные экспонаты по дактилоскопии, фотографированию, применению в деле розыска химии, антропологические измерения и портреты преступников без труда рассказывают о новых методах в деле раскрытия преступления.

Кроме личного изучения экспонатов сотрудники розысковых учреждений имеют возможность слушать в музее лекции: по технике сыска (тов. М.С. Гониянц, по судебной медицине – д-р И.И. Цветков, по антропологии и психологии преступника – А.А. Смирнов, тюрьмоведение – В. Н. Наумов и по др. предметам. К сожалению, за недостатком средств подобные занятия с сотрудникми не могли вылиться в форму постоянных курсов, но до тех пор, пока эти средства не будут изысканы, даже и такие отдельные лекции дают хорошие результаты.

Продолжая пополняться, Криминальный музей в настоящий момент настолько богат экспонатами, что его помещение (ул. Садовая, 41) не способно вместить материал для обозрения и задуматься над его переводом в другое помещение конечно следует. Нечего говорить, что широкой публике музей не может быть открыт, и нахождение его где-либо вне стен уголовного розыска невозможно».

В наши дни Музей самарской полиции по-прежнему несет свою вахту по профессиональной подготовке сотрудников уголовного розыска, продолжая традиции, заложенные более 110 лет назад. 

22 Ноября 2018


Теги: Самарские истории

К списку статей

Наверх

Корзина