СУДЬБА РОМАНОВЫХ

Как известно, в ночь с 16 на 17 июля 1918 года в полуподвальном помещении дома Ипатьева в Екатеринбурге была расстреляна семья последнего российского императора Николая Романова. Несмотря на то, что расследование обстоятельств гибели царской семьи началось в том же 1918 году, точка в нем не поставлена и 100 лет спустя, в 2018 году. А что знали о екатеринбургской трагедии современники? Поскольку единственным источником сведений о ней были газеты, то и ответить на этот вопрос поможет подборка газетных материалов за 1918 год.

9 июня 1918 года. Германские сведения о Николае II

В германском посольстве получены сведения, подтверждающие таинственную смерть Николая Романова. В Совнаркоме сведения о Николае Романове не получены. Точно также нет сведений во Всероссийской чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией. Агентура, которой располагает германское посольство на местах, организована прекрасно. Поэтому следует отнестись с некоторым доверием к сведениям, исходящим из посольства.

9 июля 1918 года. Судьба Романовых

По словам «Новой жизни» от 24 июня в Пермь доставлены бывшая царица Александра Федоровна и ее две дочери – Ольга и Татьяна. Николая Романова и бывшего наследника нет. Со слов железнодорожных служащих, сопровождавших поезд, выясняется, что Николай Романов убит еще на прошлой неделе. Точная дата не указывается, но сообщают, что весть об убийстве Николая Романова в Екатеринбурге распространилась лишь через два дня после убийства царя. Царь будто бы застрелен двумя конвоирами, охранявшими его. Убийство совершено после прогулки вечером, когда царские узники возвращались в свои покои. Относительно наследника железнодорожники сведений не имеют, но передают, что в городе циркулируют слухи, что наследник серьезно болен и находится при смерти. Слух этот исходит от медицинского персонала пользующего больного.

10 июля 1918 года. Опровержение слухов об убийстве Николая Романова

Главнокомандующий Северо-Уральским фронтом большевик Берзин телеграфирует из Екатеринбурга от 27 июня: «В полученных мною московских газетах напечатано сообщение об убийстве Николая Романова на каком-то разъезде от Екатеринбурга красноармейцами. Официально сообщаю, что 21 июня мною с участием членов военной инспекции и военного комиссариата уральского военного округа и члена Всероссийской следственной комиссии был произведен осмотр помещений, где содержится Николай Романов с семьей и проверка караула и охраны. Все члены семьи и сам Николай Романов живы и все сведения об его убийстве и т.д. – провокация».

17 июля 1918 года. Письмо Николая II

Генерал, близкий к Николаю II, живущий в Петрограде, получил 10 дней назад от него письмо, в котором Николай II жалуется на крайне тяжелые условия своей жизни. «Мы живем впроголодь, - пишет Николай II. Кроме картошки и селедок нам ничего не дают. Книги нам дают после строгой цензуры со штемпелем на каждой книге, и то только русские. Во время переезда из Екатеринбурга злодеи хотели учинить над нами насилие. Алиса сильно перепугалась и до сих пор недомогает. Только благодаря сообразительности комиссара Яковлева мы перстом невидимым оставлены в живых». Далее Николай II подробно описывает образ свой жизни, жалуется на отсутствие услуг, сообщает, что здоровье Алексея значительно ухудшилось. Письмо заканчивается словами: «Господу Богу угодно было, чтобы на старости я не только переживал испытания моей Родины, но и переносил тяжкие страдания своего единственного сына, который прикован к постели».

20 июля 1918 года. Расстрел Николая II

Сообщение Уральского Совета. 18 июля состоялось первое заседание Президиума ЦИК 5-го созыва под председательством Свердлова. На открытии заседания Свердлов оглашает только что полученное по прямому проводу сообщение областного Уральского Совета о расстреле бывшего царя Николая Романова. «В последние дни столице красного Урала – Екатеринбургу ­ серьезно угрожала опасность приближения чехословацких банд. В то же время был раскрыт новый заговор контрреволюционеров, имевший целью вырвать из рук Советской власти коронованного палача. Ввиду этого президиум Уральского областного Совета постановил: расстрелять Николая Романова, что и приведено в исполнение 16 июля. Жена и сын Николая Романова отправлены в надежное место. Документы о раскрытии заговора высланы в Москву со специальным курьером»

Сделав это сообщение, Свердлов напомнил историю перевода Николая Романова из Тобольска в Екатеринбург после раскрытия такой же организации белогвардейцев, подготовлявшей побег Николая Романова. В последнее время, заявляет Свердлов, предполагалось предать бывшего царя суду за все его преступления против народа, и только события последнего времени помещали осуществлению этого. Президиум ЦИК, обсудив все обстоятельства, заставившие Уральский областной Совет принять решение о расстреле Николая II. постановил: «Российский ЦИК в лице своего президиума признает решение Уральского областного Совета правильным». Председатель сообщает. что в распоряжении ЦИК находится сейчас чрезвычайно важные материалы и документы Николая Романова: его собственноручный дневник, который он вел с июня до последнего времени, дневники его жены и детей, переписка Романовых и т.д. Имеются. между прочим. письма Григория Распутина к Романову и его семье. Все материалы будут разобраны и опубликованы в ближайшее время.

Отзывы советской печати

По поводу расстрела Николая Романова «Правда» в передовой статье пишет: «Нам нужен царь» - провозгласил недавно словоохотливый Родзянко. Но когда чехословацкие друзья этого матерого помещика, уже освободившие Михаила Романова, стали подбираться к бывшему венценосцу, чтобы выкрасть его из-под бдительного караула екатеринбургских пролетариев, выкрасить рабочей кровью облезлую корону и снова водрузить ее на этой пустой голове, ружейный выстрел оборвал жизнь Николая Романова. Его больше нет, и кому бы ни молились святые игумены о его здоровье, ему уже не воскреснуть. Николай II был не только олицетворением варвара-помещика, этого невежды, тупицы и кровожадного дикаря, в нем текла и «благородная кровь» английских королей и германских императоров. С двух сторон он был связан с империалистами разбойничьих государств Европы. Там будут плакать о нем. В газете «Беднота» напечатано: «Волей революционного народа кровавый царь скончался в Екатеринбурге. Да здравствует красный террор!»

После отречения

С момента отречения Николая II от престола в Пскове возник вопрос: что делать с бывшим царем? После путешествия из ставки в Царское, из Царского обратно в ставку, и из ставки в Псков Николай II был объявлен, наконец, арестованным, и доставлен в Царское Село. Положение отреченного или отрекшегося от престола царя в государстве, в котором он только что был полным властелином и неожиданно стал рядовым гражданином, плодит бесконечные толки, создает легенды. И Комитет Государственной думы считал наиболее целесообразным предоставить бывшему царю возможность уехать за границу, где он мог бы жить действительно в качестве рядового гражданина, не возбуждая никаких толков, не создавая вокруг себя никаких легенд. Но против этого положения решительно восстал всемогущий Совет рабочих и солдатских депутатов, в то время меньшевистский и эсеровский Совет опасался, что за границей вокруг Николая может организоваться с течением времени монархическая партия, и он может снова оказаться на престоле.

Пришлось подчиниться Совету рабочих и солдатских депутатов. Привезенный из Могилева Николай II стал узником Царского Села. Он продолжал жить в том же дворце, в котором до революции 26-27 февраля он властвовал. Его старались без нужды не стеснять, но были приняты исключительные меры предосторожности для охраны его. Стоило кому-нибудь распространить слух, будто бывший царь недостаточно оберегается от побега, как Совет посылал в Царское Село своих гонцов для того, чтобы убедиться, достаточно ли Временное правительство оберегает бывшего царя, каков режим по отношению к нему. Царскосельский дворец был окружен тройной цепью караула. Ни один смельчак не мог проникнуть во дворец бывшего императора. За бывшей резиденцией бывшего царя следили из Петербурга с острым вниманием, и, конечно, царь был вполне предохранен от соприкосновения с внешним миром.

Но тревога в советских кругах росла, хотя никаких объективных для неЕ оснований не было. Все чаще поднимался вопрос - не перевести ли Николая II куда-нибудь подальше от центра, от «красного Петрограда». Особенно настаивал на этом, опять-таки, Совет. А. Ф. Керенский, после некоторых колебаний, решил исполнить и на этот раз желание Совета. Николая II было задумано перевести в Тобольск. Почему именно местопребыванием отрекшегося императора была выбрана родина Распутина – неизвестно. Не знали этого, кажется, и сами инициаторы перевода. Перевезение Николая иЗ Царского в Тобольск было обставлено необычайной таинственностью. Поезд с Николаем Романовым и его семьей был отправлен из Царского раним утром, когда еще все спали, и когда никто не мог этого видеть. К моменту отправки поезда в Царское прибыл сам министр-председатель А.Ф. Керенский, лично распоряжавшийся отправкой поезда.

В Тобольске по отношению к Николаю был установлен, в общем, такой же режим как и в Царском. И здесь он был изолирован от всяких сношений с внешним миром, и жил уединенно, развлекаясь рубкой дров и уборкой снега. От времени до времени появлялись слухи, будто бы в Тобольске кто-то служит молебны за здравие царя, будто кто-то ходит нему или пытается ходить на поклон. Но слухи эти оказывались каждый раз вздорными. После появления такого рода слухов неизменно появлялись официальные сообщения, гласившие что Николай в надежных руках. Однако, слухи сделали свое дело, и Николая было решено перевести из Тобольска в Екатеринбург.

Бывший царь был отдан на попечение Уральского Совдепа, принявшего самые решительные меры для охраны отданного под его ответственность узника. В Екатеринбурге, как об этом сообщалось, был установлен по отношению к царю режим, исключавший возможность побега Николая. После перевода Николая в Екатеринбург в Москве стали говорить о суде над бывшим царем, но это осталось только предположением. Так продолжалось до того времени, как появились первые сведения о чехословаках. С момента движения чехословаков на восток опять усилились слухи о Николае II. Еще недели 2-3 тому назад в печати появились сообщения, что Николай II расстрелян. Но слухи эти были объявлены тогда провокационными и решительно опровергнуты. Каковы те новые обстоятельства, которые побудили Уральский Совет прибегнуть к расстрелу Николая II, не предавая его суду, а президиум ЦИК одобрить его решение, пока неизвестно.

1 августа 1918 года. Последние минуты Николая II

Газета «Berliner Lokal Anzeiger» сообщает из Швейцарии следующие подробности о последних минутах бывшего императора. В день казни Николай был разбужен в 5 часов утра явившимся к нему патрулем из шести человек во главе с унтер-офицером. Они приказали бывшему царю одеться, и привели его в зал, где прочитали смертный приговор. Николай выслушал приговор спокойно. Ему дали три часа, чтобы проститься с семьей и отдать последние распоряжения. Затем он был отведен в свою комнату. Николай просил начальника стражи вызвать к нему священника. В этом ему отказано не было, и вскоре священник явился. Простившись с семьей, Николай уединился с духовником, пробыв с ним до момента казни. В присутствии священника он написал несколько писем. В 9 часов утра Николая повели к месту казни. Под конец силы ему изменили, и он лишь с трудом спустился с лестницы, поддерживаемый с одной стороны духовником, с другой – солдатом. В момент перед казнью Николай хотел что-то сказать и поднял обе руки. В ту же минуту грянул залп и бывший царь упал мертвым.

8 августа 1918 года. Панихида по Николаю Романову

В Киеве митрополитом Антонием в сослужении викарных епископов соборного и другого многочисленного духовенства была отслужена панихида по бывшему царю Николаю Романову. Собор был переполнен молящимися, среди которых было много монархистов, местных и столичных чиновников и офицеров. Перед панихидой митрополитом Антонием была сказана речь о бывшем царе как христианине и человеке. Политической стороны жизни Николай Романова владыка не касался.

Как жил Николай II в Екатеринбурге

На людном месте Екатеринбурга, в конце Вознесенского проезда против церкви Вознесения, стоит особняк дома гр. Ипатьева, огороженный до высоты крыши крепким тесом. Вблизи дома, около тесовой ограды, скромно приютилась старенькая часовня. У ворот при входе за тесовую ограду стоит караул. Заручившись пропуском, я, вместе с комендантом кап. Гайко и тремя офицерами, вхожу внутрь ограды. За первым забором, в трех шагах от дома, параллельно окнам - второй забор, внутри которого гулял бывший царь Николай. Входим в каменный подъезд дома, на который бывший царь сам перетаскивал из автомобиля свой багаж, где он вместе с женой и дочерью Татьяной ждал открытия дверей дома. Приехала бывшая царская семья, по словам очевидцев, в Екатеринбург в ночь на 1 мая, ее сопровождал старик камердинер Чемодуров и доктор Боткин. Остальные члены семьи и бывший наследник Алексей приехали из Тобольска через месяц в сопровождении дядьки Деревенко, фрейлины и горничной. Алексей не мог ходить, и его перенесли их автомобиля в дом на руках.

Поднимаемся по небольшой каменной лестницей в прихожую. Из нее ведут двери во внутренние комнаты дома. Налево помещается прекрасно меблированная комната, в которой жили охранявшие царскую семью комиссары. В момент нашего посещения в ней, как и во всех других комнатах, которые мы осматривали, полнейший беспорядок. Кровати не убраны, на рояле разбросаны книги, пустые коробки, на кресле брошен развернутый № 31 журнала «Лукоморье». Против комнаты комиссаров и гостиной стоит книжный шкаф, и там сиротливо стоят 12 книг собрания сочинений Салтыкова-Щедрина в роскошных переплетах.

Примыкая к столовой находится голландская печь и около нее – груда полусожженных бумаг и разного мусора. Здесь же прядями валяются срезанные темно-карие волосы бывших царских дочерей. Караульный, заглянув в печь, вытащил оттуда помятую, со сломанным замком коробку фирмы Фаберже, в которой оказалась полуистлевшая записка, где ясно можно было прочесть надпись: «Золотые вещи, принадлежащие Анастасии Николаевне». Тут же валялись: полусгоревший детский погон подъесаула с инициалами «А.Н.» , разорванный на части портрет Г. Распутина, стрелянные винтовочные гильзы.

Идем дальше. Входим в гостиную – просторную комнату с мягкой мебелью и большим письменным столом. На столе лежит большой лист промокательной бумаги с оттиском росписи бывшего царя и подпись «Николай». В гостиной, по словам духовенства, пять раз совершались церковные богослужения. Так, 20 мая и 1 июля по старому стилю служил о. И. Сторожев и три раза служил о. А. Миленин. По отзывам духовных лиц, с которыми мне приходилось беседовать, бывшие царь и царица выглядели утомленными, но истово молились и всячески старались подчеркнуть свое уважение к духовному сану. Казалось, они не предчувствовали угрожавшей им опасности. Алексей по случаю болезни лежал при богослужениях на кровати. На всех богослужениях присутствовал комиссар Юровский, который, не в пример другим комиссарам, держал себя тактично и был предупредителен по отношению к духовенству.

Против гостиной расположена столовая. Обстановка барская. По середине столовой стоит обеденный стол, с левой стороны – четыре стула, с правой – три, а в конце стола стоит большое деревянное кресло бывшего царя. Над столом висит электрическая люстра, на стене – две больших картины художника Воронова в золоченых рамах, изображающие лесной пейзаж. Под картинами – камин, сбоку – большой резной шкаф. Тут же, около окна, стоит трехколесная коляска Алексея на резиновом ходу, вблизи стола валяется раскрытый чемодан бывшего царя за № 322 и пустой лакированный ящик с крышкой. В шкафу находится небольшое количество посуды, а в нижнем отделении в хаотическом беспорядке лежат иконы самого разнообразного формата. Мое внимание остановилось на чудном письме Абалакской иконы Божьей Матери. Смотрю, на обороте надпись карандашом: «Дорогой Татьяне благословение на 12 января 1918 года. г. Тобольск. Папа и мама». Остальные иконы, по-видимому, тоже носят характер благословения членам бывшей царской фамилии. Столовые часы остановились на 9 часах 57 минутах.

Выходящая из столовой на балкон дверь закрыта железной ставней, на балконе, очевидно, дежурили сторожа, и стоял пулемет. Налево от столовой небольшая комната, служившая, вероятно, кабинетом Александры Федоровны. Здесь письменный стол, на котором в беспорядке валяются книги с инициалами «А. Ф. Петроград. 1916 г.» «О терпении скорбей» и другая, с пометкой «Царское Село. Март 1906 г.» «Лествица» игумена Иоанна. В этой книге сделаны заложки на странице 206 и там подчеркнут стих 163, на странице 231- стих 83, на странице 232- стих 1. Вперемешку с духовными книгами, молитвословом, на столе лежат потрепанные книги А. Аверченко «Синее с золотом» и «Рассказы для выздоравливающих», три тома А.П. Чехова - 2,7 и 13, причем последний том разрезан до «Трагика поневоле». Ни на одной книге мне не приходилось видеть «советского штемпеля». По окнам валялись разрозненные номера английских журналов, и в самом дальнем углу конфузливо приютился официоз большевиков - «Уральский рабочий» за воскресенье 2 июня нового стиля с подчеркнутой статьей «Союзники за работой».

На противоположном столике - иконы Спасителя в киоте и Божьей Матери без киота. В киоте две записки: на первой написано карандашом «П. Иоанна 19.25-37». Тут же небольшая икона старинного письма с изображением Георгия Победоносца, форматом яйца с надписью на обороте: «ХВ. Маша.1913г.». Около иконы лежит груда обгорелых восковых свечей. В комнате доктора - различные медикаменты, электрические приборы и масса лекарств. Вообще масса лекарств находится в разных комнатах, что свидетельствует о недомогании семьи бывшего царя.

Направо от столовой двери ведут в помещение ванной и кухню. В первой комнате валяются три пары колодок от сапог Алексея, разломанный футляр от серебра, деревянная доска для глажения белья. В кухне полный беспорядок: на плите лежит противень с засохшим тестом, в ящиках стола немного посуды и шесть поломанных ножей с изображением на ручках орла. Некоторые помещения дома оказались запертыми, и за увозом ключей и отсутствием в данный момент слесаря двери открыты быть не могли. В подвальном помещении дома в нескольких комнатах жил караул.

Из дома спускаемся во двор. Небольшой двор обнесен высокой каменной стеной. В конце двора – открытый сарай - навес. По середине сарая, среди кучи дров, находится деревянный станок для пилки дров с оставшимся не допиленным деревом. Здесь бывший царь занимался физическим трудом. Со двора идет ход в садик, огороженный тесом. В садике скамейки, колодезь и много зелени. Поднимаемся по лестнице на балкон дома. Наше внимание было обращено на массу «заборных» надписей, как на белой стене, так и на дверях дома, о чем свидетельствует, например, такая надпись: «20 мая заменили другим караулом из особой конвойной команды. Начальник Закис». В настоящее время особая следственная комиссия ведет расследование всех обстоятельств жизни и увоза бывшей царской семьи. Большой интерес представят показания одного из охранителей – комиссара Юровского, который содержится, по словам газет, в екатеринбургской тюрьме. Следственная комиссия, как мне говорил комендант, располагает огромным материалом. (В.Н.)

25 августа 1918 года. К легендам о Николае Романове

Под заголовком «Правда ли?» в тюменской газете «Рабочая жизнь» напечатана статья относительно таинственной истории с судьбой Николая Романова. Газета, несмотря на заявление большевиков о расстреле бывшего царя, выражает в этом сомнение по следующим основаниям. Между Москвой и Екатеринбургом возникли недоразумения из-за отказа Совета Народных Комиссаров (СНК) отпустить Уральскому областному Совету деньги впредь до представления Уральским Совдепом отчетов в ранее отпущенных суммах. Инцидент этот еще не был ликвидирован в то время, когда в Екатеринбурге было получено известие о том, что из Тобольска перевозится в Москву для дальнейшей переотправки в Германию Николай Романов. Уральские власти решили использовать вывоз Романова в своих интересах, и задержали его в Екатеринбурге в качестве заложника СНК. Помещение для житья Романовых в Екатеринбурге приготовлялось самым спешным порядком, в 12-часовой срок, в то время, когда Романовы были уже на ст. Екатеринбург и жили в поезде. При наличии заложника в лице Николая II уральские власти стали говорить с СНК языком ультиматумов, угрожая расстрелом Романова, если требования Уральского областного Совета СНК не будут удовлетворены.

В ответ на ультимативные требования уральцев последовали ультиматумы москвичей. В конце концов, после 1,5-2-недельного пребывания Романова в Екатеринбурге, Уральским областным Совдепом была получена за подписью Ленина телеграмма с категорическим предложением в указанный в телеграмме день и час отправить Николая Романова в Москву за личной ответственностью уральских областных комиссаров. При этом Ленин предупреждал, что неотправка Романова в Москву повлечет за собой прибытие в Екатеринбург полка немецких солдат для выручки его и для «вразумления» уральских областных комиссаров. Угроза достигла цели. Уральские самодержцы сдались, и в назначенный Лениным день и час поезд с Николаем Романовым, в сопровождении областного комиссара финансов Сыромолотова и еще какого-то комиссара, был отправлен по Кунгурской линии Пермской железной дороги в сторону Перми. В Екатеринбурге остались жена, сын и одна или две дочери Николая Романова. После этого, недели через 2-3, в Екатеринбурге усиленно распространился слух о том, что Николай Романов был довезен только до Вологды, и затем снова возвращен в Екатеринбург и помещен вместе с семьей. Слух этот приписывался советско-большевистским кругам. Насколько он был верен – неизвестно, но после него екатеринбуржцы оставались в неведении и гадали, в Екатеринбурге ли находится Николай Романов, или же он увезен оттуда.

Публикацию подготовила Г.В. Галыгина.


К списку статей

Наверх

Корзина