САМАРСКИЙ БОЕВИК

САМАРСКИЙ БОЕВИК

Криминальные хроники и очерки с судебных заседаний, с середины 19 века регулярно публиковавшиеся в отечественной прессе, послужили не только основой для нового литературного жанра – детектива, но и способствовали появлению одного из любимых жанров кинематографа - боевика. Как известно, боевик – это остросюжетный кинофильм, в котором основное внимание уделяется перестрелкам, дракам, погоням и т. д. События, талантливо изложенные репортерами самарской газеты «Волжский день» (лето 1918 г.), на наш взгляд, могут украсить сценарий любого боевика. Судите сами.

Неудавшийся грабеж

«В воскресенье в 10 часов утра в прокатную контору «Савва», помещающуюся во дворе дома 113 на Дворянской улице (совр. Куйбышева) вошли три неизвестных человека, вооруженных револьверами. Находившимся в конторе громилы скомандовали: «Руки вверх!». В это время управляющий конторой М. А. Зиммельман, спавший в соседней комнате, проснулся, выбежал в контору и бросился на грабителей. Громилы растерялись. Зиммельман схватил одного из них за горло и начал душить. Придя в себя от неожиданного нападения, громилы сделали выстрел в Зиммельмана и прострелили ему нижнюю челюсть, после чего поспешно вышли на Дворянскую улицу. Весть о вооруженном нападении мгновенно облетела дом, и в то время, когда громилы, пройдя двор, вышли на улицу, кто-то выбежал на балкон 2-го этажа и крикнул:

-Держи мерзавцев! Они человека убили!

Один из грабителей вынул револьвер и направился через дорогу к «Сан-Ремо», а двое пошли к Предтеченской (совр. Некрасовская). Крики собрали огромную толпу. Первый громила, дойдя до угла, повернул, и с револьвером в руках бросился бежать вниз по Предтеченской. Постовой милиционер Фомин хотел стрелять в убегающего, но улица была полна прохожих, почему он предварительно сделал четыре выстрела в воздух. Толпа рассеялась, попрятавшись в воротах, но в это время грабитель был уже далеко. Ему оставалось сделать десяток шагов, чтобы повернуть за угол и скрыться на Вознесенской (совр. Степана Разина). Милиционер Фомин опустился на одно колено, прицелился и выстрелил. Несмотря на далекое расстояние, пуля попала в цель: пробила навылет середину спины. Товарищи убитого, дойдя до Предтеченской, бросились в сторону вокзала, но увидя настигающую толпу, сели в пролетку, сбили извозчика с козел, и поехали налево по Николаевской улице (совр. Чапаевская). Милиция и толпа долго бежали за преступниками. Одни, уставая, останавливались, но на смену являлись новые лица, которые продолжали преследование. Грабителей везла хорошая лошадь. Милиционеры вскочили на проезжавшего извозчика, но догнать преступников не могли, так как через несколько кварталов их лошадь «вся вышла» и остановилась. Пришлось снова бежать. Бешеная погоня продолжалась. Люди бегом преследовали грабителей. Преследователи встретили автомобиль и в нем понеслись за громилами, но это было уже в Монастырском поселке (район ул. Осипенко), перерытом канавами и оврагами. Бегство и погоня приняли новую форму. Преступники соскочили с лошади и побежали по поселку Новый Афон. Спасаясь от погони, грабители спрыгивали в овраги, забегали в ворота и перелезали через заборы. Но преследователи были настойчивые и не упускали из виду преступников. Один из грабителей вбежал в чужую квартиру, хозяева которой мирно сидели за столом и пили чай. Неожиданно к ним влетел запыхавшийся человек, который вскочил на стол, перебил ногами посуду и выпрыгнул в окно. Вслед за ним тем же порядком проследовали некоторые лица из погони. Воскресный чай был нарушен самым кинематографическим образом.

После долгой гонки грабители были загнаны в овраг. Здесь один из них, видя безвыходность положения, вынул револьвер и пустил себе в висок пулю. По другой версии его убил молодой прапорщик, который сделал три выстрела: два мимо, а третий – в цель. Когда преступники были пойманы, раздались вопросы:

- А что они сделали?

Ответить никто не мог, так как погоня велась «на перекладных» и с места преступления почти никого при поимке не было. Но здесь выяснилось, что в погоне принимал участие агент сыскной полиции Линх, который весь путь на протяжении около 25 кварталов пробежал бегом, не отставая от лошади. После такого удивительного «кросс-коунтри» Линх (американский подданный) с трудом возвратился в уголовную милицию, где доложил о случившемся.

При убитых грабителях найден револьверы. Взятый живьем разбойник был доставлен в разведочное бюро, где назвался Войцековым, но надзиратель М. В. Пучин, ведший допрос, признал в нем известного преступника Иванова, судившегося 5 раз. Преступник сознался, что он действительно Иванов. В карманах убитого на Предтеченской улице преступника найдены документы на имя крестьянина Пензенской губернии села Спасского Кузьмы Никишина. В убитом в поселке опознан известный уголовной милиции И. П. Шекстуров.

Раненный грабителями М. А. Земмельман был отправлен в 1-й городской госпиталь. Пуля пробила челюсть, задев язык, и вышла с другой стороны челюсти. Жизнь раненого находится вне опасности. Благодаря мужеству Земмельмана налетчикам захватить ничего не удалось.

Задержанный в Монастырском поселке за налет на прокатную контору «Савва» громила, несмотря на тщательные допросы, до сих пор не сказал ни слова о своих оставшихся на свободе товарищах и штаб-квартире разбойников. Видя безнадежность дальнейших расспросов задержанного, начальник уголовной полиции А. М. Юдин поручил старейшим и опытнейшим чиновникам А. Лесных и М. В. Пучину выяснение местонахождения разбойничьего гнезда. Пучин и Лесных, взявшись за дело, установили, что один из убитых в воскресенье разбойников проживал на Архангельской улице в Монастырском поселке в доме 282. Наблюдение установило, что квартиру сейчас никто не посещает, а проживающая здесь жена убитого спешно готовится к выезду из города. В квартире был произведен обыск, открывший целый склад краденых вещей.

Грабеж на Дворянской улице

Вчера, около 3 часов дня, когда Дворянская улица была переполнена публикой, ювелирный магазин Рубиновой подвергся вооруженному нападению шайки громил. Магазин был закрыт на время обеда, но дверь не была заперта, так как владелец магазина и его жена находились в магазине. Дверь открылась и в магазин вошли три неизвестных человека, которые направили на хозяев револьверы и приказали поднять руки вверх. Больная Рубинова бросилась было бежать по направлению к двери, ведущей в квартиру, но один из грабителей грубо схватил ее за руку и швырнул ее обратно в магазин, после чего она потеряла сознание и упала на пол. Муж ее имел в кармане заряженный веледог, но достать его не было возможности, так как попытка опустить руку в карман могла стоить жизни. Сын Рубиновой, находившийся в квартире и услышавший происходящее в магазине, бросился через открытое окно во двор, но там стоял четвертый грабитель, который направил на Рубинова наган и пытался выстрелить, однако револьвер несколько раз дал осечку, и грабитель ударил Рубинова по голове ручкой револьвера.

В это время хозяин магазина сделал отчаянную попытку: он бросился из магазина в окно, перескочил через товары, выставленные в оконной витрине, пробил головой два зеркальных стекла и весь в крови выскочил на Дворянскую улицу. Вслед за ним через то же окно бросились и грабители, которые с револьверами в руках пустились бежать: один – к Панской улице (совр. Ленинградская), а два – к Предтеченской. Четвертый грабитель, стоявший у черного хода, скрылся незамеченным.

Проходившая публика организовала погоню за грабителями. В поимке приняли горячее участие и милиционеры. Первый грабитель, бросившийся к Панской, повернул за магазин Покидышева, перебежал на другую сторону, бросил против пустыря револьвер и побежал до угла Саратовской (совр. Фрунзе), где и был задержан. Толпа требовала скорого суда и пыталась линчевать грабителя, но энергичное вмешательство милиционера спасло его от самосуда.

Доставленный в 1-ю милицейскую часть задержанный назвался служащим на электростанции Сурошникова С. В. Шалагиным и объяснил, что он в 2 часа дня вместе с приятелем Алексеем зашел в магазин Рубиновой, чтобы купить себе кольцо. При нем находился револьвер, данный ему этим Алексеем для починки. Когда он рассматривал кольца, в магазин ворвались три грабителя, закричали: «Руки вверх!», и направили на присутствовавших револьверы. Затем, когда хозяин выкинулся в окно, он, Шалагин, также поспешил покинуть магазин, и бежал до тех пор, пока толпа, приняв его за грабителя, не поймала его на углу Саратовской.

Два грабителя, бросившиеся к Предтеченской, повернули за магазин Мерина и пустились вниз где преследуемые толпой, добежали до Набережной. Один из них, незаметно для преследователей скрылся, а другой, отстреливаясь, добежал до Струковского сада. Несмотря на выстрелы, один из милиционеров приблизился к грабителю, но тот бросил бомбу, которая к счастью не взорвалась и была поднята публикой. Милиционер дважды выстрелил в грабителя, но оба раза неудачно. Миновав Струковский сад грабитель вбежал в гору, и отсюда сделала последние выстрелы в толпу. В это время к нему подбежал лодочник, который веслом ударил грабителя по голове. Последний упал и лишился сознания. Нахлынувшая толпа принялась жестоко избивать грабителя. Милиции стоило большого труда сохранить жизнь задержанного. Доставленный в 3-й участок милиции грабитель назвался Сидорычевым и заявил, что в нападении на магазин никакого участия не принимал. Его будто бы ошибочно приняли за грабителя, погнались за ним начали в него стрелять, после чего и он сам спасая себя открыл стрельбу и бросил бомбу. Обоих задержанных отправили в разведочное бюро в Сидорочеве признали известного громилу Шалаева. Магазин Рубиновой не пострадал от налета, если не считать разбитых стекол. Но сама Рубинова была так потрясена происшедшим, что ее пришлось тотчас же после налета отправить в лечебницу для оказания помощи.

Перестрелка с громилой

19 августа около 10 часов вечера помощник начальника уголовной милиции М. В. Пучин с пятью чинам разведочного бюро, проходя по Дворянской, встретил около кирхи давно разыскиваемого громилу Вахромеева, шедшего с какой-то девицей. Пучин отдал своим подчиненным распоряжение окружить разбойника. Вахромеев, видя, что бежать ему некуда, выхвалил револьвер и открыл стрельбу. Первый выстрел, направленный в упор в Пучина, обжег ему щеку, но пуля пролетела мимо.

На Дворянской гуляли праздничные толпы. Чтобы избежать случайных жертв, уголовная милиция открыла разбойнику путь на Предтеченскую, куда он и бросился бежать. Вслед ему дали несколько выстрелов, но Вахромеев добрался до ворот и скрылся во дворе кирхи. Часть уголовной милиции бросилась на Дворянскую, чтобы не дать громиле выскочить здесь, а часть осталась у ворот на Предтеченской. Вахромеев бросился со двора на Дворянскую, но, увидев здесь засаду, повернул обратно к воротам. Однако, и здесь его сторожили. Тогда он пробежал в конец двора и пытался перебраться через забор на улицу. Но, забравшись на забор, вдруг потерял сознание, и, как мешок, свалился на тротуар. Собравшаяся толпа не дала возможности осмотреть Вахромеева, но на голове у него замечена кровь. Возможно, что он был ранен при выстрелах, но сгоряча не чувствовал раны. Раненный отправлен в земскую больницу».


К списку статей

Наверх

Корзина