«ТЕБЕ ПЕВЦУ, ТЕБЕ ГЕРОЮ!»

«ТЕБЕ ПЕВЦУ, ТЕБЕ ГЕРОЮ!»

20 июля в селе Верхняя Маза Ульяновской области прошел XVI межрегиональный культурно-исторический фестиваль «Тебе певцу, тебе герою!», посвященный 235-летию со дня рождения русского поэта Дениса Васильевича Давыдова. Он начал службу в возрасте 27 лет в 1801 году юнкером в кавалергардском полку. Через три года переведен в Белорусский гусарский полк, 1806 году – в Лейб-гвардии гусарский полк в звании поручика. В 1807 годуД.В.Давыдова назначают адъютантом генерал-лейтенанта П.И.Багратиона. Отечественную войну 1812 года Давыдов встретил в звании подполковника в Ахтырском гусарском полку. Накануне Бородинского сражения по личной инициативе Денис Давыдов получает от П.И.Багратиона небольшой отряд, с которым начинает партизанские действия, принесшие ему всенародную славу. Денис Васильевич прошел всю войну, участвовал в заграничных походах русской армии. В 1826 году во время войны с Персией он командовал Кавказским отдельным корпусом, в 1831 году участвовал в подавлении восстания в Польше, за что получил звание генерал-лейтенанта.

В 1819 году Денис Давыдов женился на дочери генерал-майора Чиркова Софье Николаевне. Она получила в приданое два имения: в селе Верхняя Маза Сызранского уезда Симбирской губернии (ныне Ульяновская область), и в селе ЧирковоБугульминского уезда Самарской губернии (ныне республика Татарстан). Впервые Давыдовы приехали в Верхнюю Мазу в июне1920 года, но осенью вернулись в Москву.С 1832 года Денис Васильевич с семьей окончательно переселился в деревню.В этом же году в Москве вышла его первая книга «Стихотворения Дениса Давыдова». Отсюда он вел обширную переписку. К нему шли ответные письма А.Пушкина, В.Жуковского, П.Вяземского, Е.Баратынского, Н.Языкова. Узнав, что А.С.Пушкин проезжал через Симбирск, направляясь в Оренбург для сбора материала о восстании Емельяна Пугачева, Давыдов писал ему из Верхней Мазы 4 апреля 1834 года: «Как мне досадно было разъехаться с тобой… Я не успел проехать Симбирск, как ты туда явился, и что всего досаднее, я возвращаюсь из того края, в который ты ехал и где я мог бы тебе указать на разные личности, от которых ты мог бы получить нужные бумаги и сведения. Ты был потом у Языкова, и я не знал о том… Неужели ты думаешь, что я мог бы засидеться в своём захолустье и не прилетел бы обнять тебя? Злодей, зачем не уведомил ты меня о том?».Д.В.Давыдов активно сотрудничал в пушкинском «Современнике», где опубликовал ряд стихотворений и статей, посвященных славе русского оружия. В письмах из Мазы он просит А.С.Пушкина редактировать его рукописи.

Литературные интересы Д.В.Давыдова были многогранны. Об этом свидетельствует его письмо А.Бахметьеву:«Я подписался на множество журналов, и со стыдом скажу, на 1000 рублей. Это уж чересчур бессовестно для человека, приехавшего в деревню на экономию, но что делать? Хочется знать, что в мире делается».В Верхней Мазе были «Библиотека для чтения», «Телескоп», «Московский наблюдатель», «Московский телеграф», «Русский инвалид», «Современник» и даже экономические журналы. Денис Давыдов имел более полное представление о крупных событиях политической и культурной жизни России и Европы. В сентябре 1832года он сообщал Н.Муравьеву: «Передо мной горит камин – направо моя библиотека, под рукой бумага, чертежи и перья, а возле них предписания Крейца и Делинсгаузена (работы о войне 1812 года), арсенал, из коего я беру оружия для анатомии их деяний, столь превратно начертанных в газетах и реляциях…». Часто бывая в Сызрани, наезжая в Самару, Саратов и Пензу, он каждый раз привозил книги и журналы.

Д.В.Давыдов написал в нашем крае замечательные статьи об А.Суворове, М.Каменском, Я.Кульневе, Н.Раевском и других славных героях России. Он резко выступал против искажения истории Отечественной войны. 4 октября 1829 года он направляет издателю журнала «Русский инвалид» А.Воейкову письмо, опровергающее напечатанные сведения о начале партизанских действий, и утверждает, что они совершались не с 9 сентября, а с 1-го, так как сам лично участвовал в них.В 1830-е годы в Европе, особенно во Франции, стало распространяться мнение о якобы случайной победе русских над армией Наполеона. В 1835 году в «Библиотеке для чтения» появилась написанная в Мазе статья Дениса Давыдова «Мороз ли истребил французскую армию в 1812 году?». Опираясь на данные о состоянии погоды, автор, доказывая абсурдность такого утверждения, главную причину победы над французскими захватчиками видит в силе русского патриотизма.

В работе 1836 года «Мысли при известии о неудачном предприятии на Константину французских войск» Д.В.Давыдов размышляет об особенностях русского национального характера: «Можно смело сказать, что нет народа менее завистливого нашего; в нем, по крайней мере, не было до ныне заметно той несправедливости, которая вследствие тайной ненависти и зависти увлекает некоторые нации к преувеличению недостатков своих врагов и к прославлению своих собственных добродетелей. Напротив того, русские не только не унижают знаменитых подвигов, совершенных их неприятелями, но они первые разглашают и превозносят их…».

К тому времени круг его столичных знакомых значительно сузился. Некоторые, как участник восстания декабристов А.А.Бестужев (Марлинский) находились в ссылке, других, как Грибоедова или Дельвига, уже не было в живых.Но старые друзья не забывали его и в провинциальном удалении. Свой досуг Денис Васильевич разделял между перепиской с ними и литературными трудами. Здесь, в Верхней Мазе, помимо военно-исторических мемуаров, были написаны стихотворения «Гусарская исповедь», «Речка», «Вальс», «Современная песня». В эти годы он неоднократно появлялся на конских ярмарках в Сызрани и Пензе, не раз бывал и в Самаре. Приезжал он и в село Васильевское (современное Приволжье) –в имение известного семейства Самариных.Являясь сторонником гуманного отношения к крепостным крестьянам, он запретил у себя телесные наказания, убавил размеры барщины и оброка, часто посещал крестьянские избы и помогал нуждающимся хлебом и деньгами. Он занимался и хозяйственной деятельностью: построил винокуренный завод, разбил большой сад с прудами, оказал содействие в открытии школы.

Но деятельной и кипучей натуре, конечно же, было непросто удерживать себя в стенах сельского дома, и он охотно пользовался любой возможностью выехать за пределы губернии, чтобы снова встретиться с Пушкиным, Вяземским или Языковым, с которыми был особенно близок в те годы. Давыдова возмущала предвзятая оценка России, распространённая в Западной Европе. Размышляя об этом на берегах Волги, он пишет:«Кто из нас не заметит явной и всеобщей ненависти к России чужеземных историков, журналистов и большей части писателей? Везде, где коснуться они России, ее государей, вождей, народа и войска, везде возводят на них клеветы. Не благоразумнее ли поступили бы наши враги, если бы к общему ополчению гортаней и перьев присоединили бы и логику». И с горечью отмечал также, что «в нашей отечественной литературе мало жизнеописаний людей, которыми Россия вправе гордиться». Он придавал большое значение своим военным запискам, видел свой долг в прославлении подвига русских полководцев.

Именно в Верхней Мазе, Денисом Давыдовым написаны не только наиболее значительные произведения 1830-х годов о сражениях и полководцах русской армии, но и стихотворения «Бородинское поле», «Душенька», «Послание Зайцевскому», «Челобитная».К творческой работе располагала сельская обстановка: «Я здесь, как сыр в масле, особенно, когда сравниваю каждый день противоположный прошлогоднему дню! Посуди: жена и полдюжины детей, соседи весьма отдаленные, занятия литературные, охота псовая и ястребиная – другого завтрака нет, другого жаркого нет, как дупеля, облитые жиром и до того, что я их уже и мариную, и сушу, и черт знает что с ними делаю! Потом свежие осетры и стерляди, потом ужасные величины и жиром перепелки…».Денис Давыдов был страстным охотником на зайцев, лис, по 20 верст гонялся за волками, а в пензенских лесах ходил на медведей.

У Дениса Давыдовича было пять сыновей – Василий, Николай, Денис, Ахилл, Вадим и четыре дочери – Юлия, Екатерина, Софья, и Евдокия. Он хотел, чтобы его дети выросли людьми честными, порядочными, трудолюбивыми, любящими свое Отечество. Вот отдельные строки из некоторых его посланий сыновьям, написанных в Верхней Мазе. Поздравляя Василия с днем рождения, он писал:«Теперь пришло время подумать о будущности. Шестнадцать лет есть истинное время для размышление о ней. Употребляй на это ежедневно по получасу, вставая ото сна, и по получасу, отходя ко сну, перед молитвой. Поутру определяй, что тебе делать в течении дня, а вечером дай отчет самому себе, что ты сделал, и если что было не так, то заметь, чтобы извлечь все то, в чем совесть упрекнет тебя. Повторяю тебе, вот истинный момент определить себе неколебимые правила чести и от привычки ежедневно соблюдать их сродниться с ними в три или четыре года, а там все пойдет само собою…».А Николаю писал: «Не платье и не род службы производят твердость характера и делают человеком, а природа и собственная воля. Много я знаю дряни, плакс и трусов в военных мундирах и даже в георгиевских крестах, и много знаю во фраках и в штатской службе людей отличных по твердости их, духу и неустрашимости».

Все сыновья Дениса Васильевича выбрали военную карьеру. Василий Давыдов, выйдя в отставку, поселился в имении Чирково в Самарской губернии. В 1872 году он был внесен в 6-ю часть Дворянской родословной книги Самарской губернии. Его сын Денис, дослужившись до звания поручика, был зачислен в запас в 1884 года. С 1884 по 1887 годы работал в Присутствии по крестьянским делам, 29 ноября 1886 года избран почетным мировым судьей Бугульминского уезда Самарской губернии.

Второй сын Дениса Давыдова – Николай унаследовал имение в Верхней Мазе. Здесь в семейном имении 20 мая 1885 года родилась правнучка Дениса Васильевича Давыдова - Юлия Буторова. После 1917 года семья Буторовых эмигрировала в Париж. В Сызранском архиве хранится личный фонд правнучки Дениса Давыдова Буторовой Ю.В. В дневниковых записях отражены личные переживания участницы Первой мировой войны сестры милосердия, 267 черно-белых фотографий военных эпизодов показывают повседневную жизнь сестер милосердия в санитарном поезде, военную технику. Отдельный интерес представляет дело о передаче наследства после сына Дениса Давыдова - Николая его наследникам Буторовым. В 1990-е годы краевед И.В.Клерих заинтересовался этими документами и установил отношения с потомками Дениса Давыдова, проживающими во Франции. Праправнучка прославленного гусара Ксения Паскалис прислала в дар сызранскому архиву экземпляр книги С.Н. Буторовой «Мои воспоминания. 1862–1917», где имеется генеалогическая таблица «Потомство Дениса Давыдова».

В 1837 году Денис Васильевич начинает хлопотать о переносе праха героя Бородина князя Багратиона, покоившегося в селе Симы, имении князей Голицыных во Владимирской губернии, либо на Бородинское поле, либо в Александро-Невскую лавру рядом с Суворовым. Незадолго до смерти он сообщал из Верхней Мазы своему двоюродному брату генералу А. Ермолову, что еще 3 октября 1837 года подал графу Орлову записку, в которой излагал просьбу царю о захоронении Багратиона, и что император заверил: прах Багратиона, будет перенесен на Бородинское поле и погребен у памятника героям Бородина.22 апреля 1839 года Денис Давыдов умер. ВВерхней Мазе, в склепе под алтарем Покровской церкви в течение шести недель покоился прах героя-поэта. Позднее его тело из Верхней Мазы было перевезено в Москву и погребено на кладбище Новодевичьего монастыря.Похоронысостоялись 22 июня 1839 года - в тот самый день, когда из Москвы гробницу Багратиона перевозили для перезахоронения на Бородино.Спустя 14 лет В.Г.Белинский напишет:«Денис Давыдов… примечателен и как поэт, и как военный писатель, и как вообще литератор, и как воин – не только по примерной храбрости и какому-то рыцарскому одушевлению, но и по таланту военноначальничества, и, наконец, он примечателен как человек, как характер».

Ирина Крамарева

Музей им. П.В.Алабина

30 Сентября 2019


Теги: Самарские истории

К списку статей

Наверх

Корзина