УБЫТКИ В СУММЕ НЕУПЛАЧЕННОГО НАЛОГА

Возмещение убытков является одним из способов защиты гражданских прав в соответствии со ст. 12 ГК РФ, который заключается в праве лица, чье право нарушено, требовать возмещения своих расходов, связанных с восстановлением нарушенного права, утратой или повреждением его имущества (реальный ущерб). Помимо этого, в соответствии со ст. 15 ГК РФ в состав убытков также включаются неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Как обстоит дело в случае, когда в качестве своих убытков истец предъявляет к возмещению те суммы, которые имеют публичную правовую природу, например налоги?

Обязанность платить законно установленные налоги и сборы относится непосредственно к самим налогоплательщикам, но, если она не была исполнена по вине третьих лиц, законом не исключается возможность взыскания с них соответствующих денежных сумм в качестве убытков по правилам ст. 15 ГК РФ, что можно увидеть из следующего показательного примера.

В ходе процедуры конкурсного производства конкурсным управляющим было реализовано имущество должника, в том числе являющееся предметом залога, и незаложенное имущество. Вырученные от продажи имущества денежные средства были направлены управляющим на погашение реестровых требований залогового кредитора, подлежащих удовлетворению в третью очередь, а оставшаяся часть - на погашение текущих платежей. Определением суда конкурсное производство в отношении должника завершено.

Налоговый орган, полагая, что конкурсный управляющий, перечислив реестровому залоговому кредитору денежные средства, полученные от реализации имущества должника, необоснованно не уплатил в бюджет текущий НДС, обратился в арбитражный суд с иском. В нем он требовал привлечь к ответственности конкурсного управляющего и взыскать с него не уплаченную в бюджет сумму налога.

Разрешая спор, суды трех инстанций исходили из того, что у конкурсного управляющего в принципе отсутствовала обязанность по исчислению и уплате НДС. Свой вывод они обосновали ссылкой на п. 4.1 ст. 161 НК РФ о том, что при реализации имущества должника, признанного в соответствии с законодательством Российской Федерации банкротом, налоговыми агентами по НДС выступали покупатели его имущества.

Кроме того, суды, сославшись на окончательное формирование базы во II квартале 2014 г., пришли к выводу о том, что срок уплаты налога наступил в июле 2014 г. (после завершения процедуры конкурсного производства в отношении должника). По мнению судов, положения ни Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", ни Налогового кодекса РФ не возлагают на конкурсного управляющего обязанность по резервированию денежных средств в целях последующей уплаты налога.

Исходя из этого суды не усмотрели в действиях арбитражного управляющего признаков противоправного поведения - нарушения очередности удовлетворения текущих требований уполномоченного органа. Однако с такой позицией не согласилась Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ, отметив следующее.

В спорный период отсутствовала правовая неопределенность по вопросу об уплате НДС при реализации имущества должника в процедуре конкурсного производства. Так, в соответствии с правовой позицией, изложенной в п. 1 Постановления Пленума ВАС РФ от 25.01.2013 N 11, НДС в отношении операций по реализации имущества (в том числе предмета залога) должника, признанного банкротом, подлежал исчислению должником как налогоплательщиком по итогам налогового периода и уплачивался им в сроки, установленные п. 1 ст. 174 НК РФ, с учетом того, что требование об уплате названного налога относится к четвертой очереди текущих требований.

Ответчик, осуществляя на постоянной основе профессиональную деятельность в качестве арбитражного управляющего, не мог не знать об этой правовой позиции. Выводы судов о том, что на покупателей имущества должника как на налоговых агентов были возложены обязанности по исчислению, удержанию у должника-налогоплательщика и перечислению НДС в бюджет, не соответствуют разъяснениям, данным Пленумом ВАС РФ, сохраняющим в настоящее время свою силу.

Более того, в рамках настоящего спора участвующие в деле лица не оспаривали то обстоятельство, что должник при реализации имущества предъявил к уплате покупателям соответствующую сумму НДС дополнительно к цене сделки, а покупатели перечислили должнику как цену сделки, так и сумму НДС.

При ликвидации организации до истечения налогового периода руководитель ликвидационной комиссии (для случаев добровольной ликвидации) или конкурсный управляющий (для случаев ликвидации через процедуру конкурсного производства) обязан произвести корректировку налоговых периодов в соответствии с требованиями ст. 55 НК РФ, определить базу и принять меры к погашению фискальных обязательств, возникших в период ликвидации, в том числе по последним укороченным налоговым периодам, длящимся до момента завершения ликвидации.

Окончание ликвидационной процедуры без совершения указанных действий является неправомерным обходом закона - необоснованным односторонним прекращением налогоплательщиком обязательств перед бюджетом при наличии базы со ссылкой лишь на формальную подачу им заявления (ходатайства) о завершении процедуры ликвидации до истечения налогового периода (календарного года, месяца, квартала).

Ответчик доподлинно знал о фактической реализации имущества должника в конкурсном производстве, формирующей базу (ст. 154 НК РФ) и, как следствие, свидетельствующей о наличии текущих налоговых обязательств. Однако он не предпринял мер, направленных на корректировку налогового периода, исходя из особенностей, предусмотренных налоговым законодательством на случай ликвидации, не исчислил по правилам ст. 173 НК РФ сумму, подлежащую уплате в бюджет по итогам последнего налогового периода, который начал течь с начала квартала и истек в день завершения ликвидационных мероприятий.

Арбитражный управляющий, не представив в налоговый орган по месту учета налогоплательщика соответствующую декларацию, распределил конкурсную массу без учета текущих обязательств перед бюджетом и ходатайствовал о завершении процедуры конкурсного производства.

Уполномоченный орган правильно указал на то, что такое поведение не соответствует не только положениям Налогового кодекса РФ, но и установленной Федеральным законом от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" обязанности арбитражного управляющего действовать добросовестно и разумно в интересах должника, кредиторов и общества. Таким образом, не имелось оснований для отказа в удовлетворении иска уполномоченного органа по приведенным судами мотивам.

В связи с этим состоявшиеся судебные акты были отменены, а дело направлено обратно в суд первой инстанции на новое рассмотрение. При новом рассмотрении дела суды будут должны оценить доводы налогового органа по существу и проверить наличие всей совокупности условий для привлечения арбитражного управляющего к ответственности за причиненные бюджету убытки.

Литература

1. Гражданский кодекс Российской Федерации: часть первая [принят Государственной Думой 21 октября 1994 г., N 51-ФЗ, с изм. и доп.] // Справочно-правовая система "Гарант" [Электронный ресурс] / Компания "Гарант".

2. Гражданский кодекс Российской Федерации: часть вторая [принят Государственной Думой 22 декабря 1995 г., N 14-ФЗ, с изм. и доп.] // Справочно-правовая система "Гарант" [Электронный ресурс] / Компания "Гарант".

А.И. Бычков Начальник юридического отдела АО "ТГК "Салют"

7 Ноября 2018


Теги: Возмещение убытков

К списку статей

Наверх

Корзина