РОЖДЕННАЯ РЕВОЛЮЦИЕЙ

В 1917 г. в результате Февральской революции на смену бывшей царской полиции пришла милиция Временного правительства, но после Октября она также была упразднена, а задача охраны правопорядка была возложена на созданную декретом Народного комиссариата внутренних дел рабоче-крестьянскую милицию. Процесс слома старого и складывание нового правоохранительного аппарата зачастую проходил в условиях существовавшего «двоевластия», поскольку на местах в это время все еще продолжали работать городские думы, но реальная власть уже переходила в руки революционных комитетов. В связи с этим процесс перехода от «старой» милиции к «новой» порой приобретал весьма драматические формы. Так произошло и в Самаре.

10 декабря 1917 года «во втором часу ночи к штабу городской милиции на Саратовской улице (совр. ул. Фрунзе) подошла группа людей человек в 150. Обстреляв здание милиции, группа вошла в помещение, разоружила имевшихся там милиционеров и весь штаб милиции, в том числе и начальника милиции Добролюбова, отняв у него револьвер и шашку. После этого начался форменный разгром помещения канцелярии милиции. Были взломаны все столы и шкафы, все делопроизводство разгромлено. Оружие, принадлежащее членам милиции и хранившееся как вещественное доказательство, унесено громилами с собой. Также унесен весь хранившийся в числе вещественных доказательств спирт. Утром в милицию явился человек, принесший с собой шашку начальника милиции. Находившийся в это время в милиции гласный думы Хаит узнал в принесшем шашку одного из здешних анархистов. На вопросы, заданные ему по поводу того, кто устроил налет на милицию, анархист ответил уклончиво. Тогда Хаит отправился в федерацию анархистов. Там ему ответили, что федерация не имеет отношения к происшедшему. На вопросы в революционном комитете ответили, что и он не имеет отношение к совершенному разгрому. В числе громивших были и красногвардейцы, и анархисты, и максималисты, и просто присоединившиеся хулиганы». Такому же разгрому подверглись и районные штабы бывшей городской милиции. Кроме того, большевиками были арестованы начальник милиции Добролюбов и начальник одного из участков Семенов.

20 декабря «в думском зале состоялось общее собрание милиционеров, начальников участков и состава канцелярий. За немногими исключениями присутствовал почти весь состав милиции. Городской голова заявил от имени управы, что, несмотря на разгром и захват участков, где засели представители революционного комитета, городское самоуправление, не признавая власти комитета, хочет сохранить свой состав милиции. Собравшиеся единодушно постановили остаться на службе у городского самоуправления, а революционному комитету, как власти насильственной и нанесшей милиции тяжкое и незаслуженное оскорбление, не подчиняться. Так как милиция обезоружена, временно наружной службы она вести не будет. К милиции примкнул и служебный состав разведочного бюро». Однако, старая власть стремительно теряла полномочия и уже не могла обеспечить бывших служащих работой и средствами к существованию, поэтому к январю 1918 г. им на смену пришли сотрудники новой рабоче-крестьянской милиции.

Такая чехарда власти и замена профессиональной полиции революционно настроенными любителями не могли не сказаться на росте преступности. По оценкам современных историков «преступность в революционном году побила все рекорды, ее разгул стал одним из самых масштабных за ХХ век в русской истории. Вместе с тем, причиной этого стали не только явные ошибки Временного правительства, но и чувство огромной свободы, которое ощутил народ после Февральской революции. К сожалению, плодами этой свободы воспользовались не только бывшие угнетенные слои населения, но и огромное число уголовников, почувствовавших безнаказанность. Разгул бандитизма и остальной преступности после Октября 1917 года только увеличился». Самарская газета «Городской вестник» писала: «14 января 1918 года в 7 часов вечера неизвестный человек вошел в молочную на углу Предтеченской и Садовой улиц и выстрелил в стоящего за кассой хозяина молочной. В доме поднялась суматоха, и, пользуясь ей, преступник скрылся, не совершив даже ограбления, если последнее было целью его нападения. Тяжело раненого отправили в больницу. Эти «обыденные» явления» совершаются изо дня в день. Когда же будет положен им конец?»

Уставшие от преступного произвола горожане решили взять дело охраны правопорядка в свои руки. С конца ноября 1917 г. во всех районах Самары «для сохранения хотя бы минимального спокойствия» началась организация комитетов самоохраны. Действовать они должны были следующим образом: «все мужчины, способные для исполнения работы сторожей, должны быть на учете. Каждую ночь во всех кварталах должны находиться 4 человека (по 2 от каждой стороны), дежурящие в продолжение ночи». Постановлением городской власти в Самаре был введен своего рода «комендантский час»: запрещалось передвижение по городу после 9 часов вечера. Как сообщала газета «Вечерняя заря», «введенная во многих кварталах гражданская самоохрана приносит уже свои благие результаты. Значительно уменьшилось количество разбоев и грабежей, гораздо спокойнее чувствуют себя граждане вечером и ночью на улицах. И хотя подметки страдают вследствие необходимости идти среди улицы по камням, обыватель уверен, что будет не одинок при встрече с субъектом, который пожелал бы продать ему его, обывателя, пальто и шапку». Самоохрана не только способствовала установлению некоторого спокойствия среди горожан, но и оказывала помощь сотрудникам новой милиции. Так, в ночь с 3 на 4 декабря «самоохрана 4-го квартала заметила трех подозрительных лиц, ехавших на извозчиках с чемоданом. При попытке выяснить их личность двое успели скрыться по спуску на Самарку, где еще нет охраны, хотя вслед были сделаны выстрелы. Третий с чемоданом был задержан и доставлен во 2-ю часть. При осмотре чемодана был найден револьвер «Наган» и артиллерийский снаряд».

Однако, основная тяжесть борьбы с преступностью ложилась на сотрудников уголовной милиции, которые для успешной работы должны были не только обладать специальными знаниями и навыками в оперативно-следственной деятельности, но и иметь достаточный опыт работы в этой области. Всем этим располагали только служащие бывшего сыскного отделения, однако, согласно директивам Советской власти, доступ в ряды новой рабоче-крестьянской милиции им был закрыт. Правда, негласно этот запрет нарушали во всех отделениях уголовного розыска страны, куда принимали на службу сыщиков с дореволюционным стажем. О работе таких сыщиков - Лесных и Харитонова, начавших свою службу в сыскном отделении города еще до 1917 года, - рассказывалось в статье газеты «Волжское слово» от 18 апреля 1918 года. Кстати, преступник был хорошо знаком сыщикам, поскольку и он имел дореволюционный «стаж» в своей криминальной карьере.

Снова грабежи

За последние дни в местных газетах снова запестрели заметки о разных вооруженных грабежах и убийствах. И снова на сцену выплыли «неизвестные грабители», врывающиеся почти среди белого дня в квартиры граждан. Всего за каких-нибудь 5-6 дней такими бандитами был ограблен ряд лиц, причем в некоторых случаях ограбленные зверски расстреливались преступниками. Так, в ночь на 12 апреля на Николаевской улице в доме № 221 грабителями были ранены отец и сын Вайнреб, причем последний от полученной раны скончался в больнице.

Поимка преступников

Ряд других дерзких грабежей заставили уголовную милицию принять самые энергичные меры к поимке преступников. Через несколько дней благодаря счастливо сложившимся обстоятельствам удалось задержать одного из убийц Вайнреба. В этом помогала уголовной милиции самоохрана 111 квартала и вот каким образом. На другой день после нападения на квартиру Вайнреба в уголовную милицию из штаба 111 квартала поступило заявление, что два самоохранника этого квартала, находясь на дежурстве ,увидели около 2-х часов ночи, бешено мчавшегося по Троицкой улице (совр. Галактионовская) извозчика, на котором сидел неизвестный молодой человек, одетый в кожаную тужурку. Остановив около дома № 70 извозчика, молодой человек быстро спрыгнул с пролетки и поспешно стал расплачиваться. Самоохранники заметили, как неизвестный подал извозчику крупную кредитку. Возбужденное состояние молодого человека и та поспешность, с которой он расплачивался с извозчиком, показалась самоохранникам слишком подозрительной, и они постарались проследить, в какую квартиру вошел тот молодой человек. Обо всем этом комитетом самоохраны утром было сообщено в уголовную милицию.

Сергей Данилин

В тот же вечер в цирке К. Милано агентом Савиным был арестован 15-летний Сергей Данилин, против которого имелись веские улики изобличающие его в нападении на квартиру Вацйнреба, который кроме того сильно походил на описанного самоохранниками молодого человека. Арестованный Данилин не стал долго запираться и чистосердечно «покаялся», сознавшись, что он вместе с неким А. Отдельновым и еще одним товарищем ограбили Вайнреба.

Александр Отдельнов

Таким образом, один из главных участников ограбления был пойман, и для уголовной милиции не представлялось большого труда задержать и остальных его товарищей., Тем более, что некоторые из агентов милиции хорошо знали в лицо Отдельнова, который, несмотря на свою молодость, уже успел стяжать себе в преступном мире весьма большую известность.

Столкновение с агентами уголовной милиции

Для поимки Отдельнова были мобилизованы все лучшие агенты уголовной милиции. За всеми подозрительными притонами было установлено самое тщательное наблюдение, но Отдельнов счастливо избегал расставленной ловушки. 16 апреля агенты милиции Харитонов и Лесных отправились в революционный трибунал, где в этот день слушалось много различных уголовных дел. Пробыв в трибунале до 4 часов вечера, Харитонов и Лесных вышли из суда и направились по Заводской улице (совр. Венцека) в штаб уголовной милиции. Мирно беседуя между собой, агенты достигли Соборной улицы (совр. Молодогвардейская), как вдруг Лесных, указывая своему товарищу на противоположный тротуар, тихо сказал: «Отдельнов». В следующий затем момент Харитонов и Лесных быстро бросились к стоявшему на противоположной стороне улицы преступнику. Отдельнов, увидав бегущих к нему агентов, поспешно выхватил из-за пояса «наган» и почти в упор начал стрелять в них. Харитонов несколько опередил своего товарища и уже был близко от преступника, как сраженный пулей упал на землю. Не прекращая стрельбу, Отдельнов побежал по Соборной улице и скрылся в воротах одного дома. Агент Лесных гнался за преступником, но стрелять в него не представлялось возможности, так как улица была заполнена прохожими. На помощь к Лесных подоспели какие-то два солдата, и они вместе с ним обыскали весь двор, в котором скрылся Отдельнов, но его там уже не было. Истекающего кровью Харитонова отправили в Шихобаловскую больницу, где положение его признано очень тяжелым. Существует предположение, что в ряде вооруженных грабежей, имевших место за последнее время в Самаре, деятельное участие принимали Данилов, Отдельнов и другие товарищи».

(Продолжение следует. Начало в № 7 ) 

26 мая 2018


К списку статей

Наверх

Корзина