ЛЕРМОНТОВА МОЖНО БЫЛО СПАСТИ…

ЛЕРМОНТОВА МОЖНО БЫЛО СПАСТИ…

75 лет назад в 1946 году куйбышевский хирург Сергей Павлович Шиловцев опубликовал статью «Рана Лермонтова» в сборнике «Вопросы хирургии войны и абдоминальной хирургии» Горьковского медицинского института. С.П.Шиловцев - доктор медицинских наук, профессор, заслуженный деятель науки РСФСР, член Всероссийского научного общества хирургов, ученик выдающегося русского хирурга В.И.Разумовского.

Родился 4(17) июля 1898 года в г. Саратове Его отец потомственный почетный гражданин П.И.Шиловцев был выходцем из саратовской купеческой семьи. В разные годы являлся депутатом Саратовской городской думы, секретарем Биржевого комитета, попечителем женских гимназий, директором Саратовского городского общественного банка. Дед Сергея Павловича, Иван Дмитриевич Шиловцев тоже был известным в Саратове человеком: купец 2-ой гильдии, член Саратовской городской управы с 1883 по 1908 годы. У Сергея Павловича Шиловцева были брат Константин (1900-1947) и сестра Наталия (1894-1978). Оба выбрали актерскую профессию. Константин - ученик Евгения Вахтангова и Анны Орочко, актёр МХАТ-2 и ЦТКА. Наталия окончила Драматические курсы Вахтангова в 1919 году. В 1923-1924 годах работала в Театре имени Комиссаржевской, затем в МХАТ-2.

С.П.Шиловцев в 1917 году окончил с серебряной медалью Саратовскую гимназию и был зачислен на медицинский факультет Саратовского университета имени Чернышевского. Уже со студенческой скамьи интересовался хирургией. Студентом 3 курса на должности лекпома в хирургическом госпитале он делает первую операцию. В 1922 году молодой врач служил при Саратовском университете штатным ординатором клиники общей хирургии. За 4 года работы в клинике В.И.Разумовского опубликовал 10 научных статей в русских хирургических журналах. В 1926 году избран ответственным секретарем хирургического общества г. Саратова. В том же году приглашен профессором С.Р.Миротворцевым на должность штатного ассистента факультетской хирургической клиники. Здесь он начал работу над диссертацией. Сергей Павлович впервые в Советском Союзе оценил значение витаминного питания (витамин С и Д) при костных переломах. На многочисленных экспериментах доказал задерживающее значение различных авитаминозов на процесс заживления костного перелома. В клинике Миротворцева С.П.Шиловцев прошел последовательно путь от ассистента до доцента. В 1932 году ему предоставлено право читать самостоятельный факультативный курс по клинической онкологии.

В 1934 году он утвержден профессором госпитальной хирургии Самаркандского мединститута, где также был директором института неотложной помощи. В Самарканде наблюдения по влиянию витаминного питания на процесс заживления костных переломов продолжались. В результате в 1937 году С.П.Шиловцев защитил докторскую диссертацию по этой теме. Пять лет работы в Самарканде он собирал клинический материал по новой теме - рак полости рта от курения наса, нациоального жевательного табака. Цифры его наблюдений превысили 20-летнее исследования трех онкологических институтов: Ленинградского, Стокгольмского и Нью-Йоркского. С.П.Шиловцевым была разработана своя методика оперативного вмешательства. Сергей Павлович являлся «идейным» онкологом, сторонником организации противораковой профилактической деятельности. В 1936 году в Узбекистане он провел впервые просветительскую кампанию.

В 1939 году для организации и руководства новой госпитальной хирургической клиникой Сергей Павлович переводится в Сталинградский мединститут. В начале Великой Отечественной войны все более или менее опытные хирурги и операционные сестры были мобилизованы на фронт. Надо было создавать новые кадры сотрудников, быстро их учить, чтобы ни на день не затормозить работу клиники, а также готовить кадры для работы в госпиталях на фронте. В Сталинграде продолжалось изучение значения витаминного питания в хирургии. Вопрос о значении витаминов стал программным на 1-й Всесоюзной витаминной конференции в Москве в 1939 году.

Во время Великой Отечественной войны Шиловцев все свои знания и опыт применял для помощи раненым солдатам и офицерам Красной Армии. Сергей Павлович разрабатывал новые методы лечения огнестрельных ранений крупных сосудов и новые способы хирургических операций. В результате этих изысканий появился ряд важных научных работ. Профессор С.П.Шиловцев ввел новую классификацию аневризм, указав, что помимо артериальных и артериовенозных травматических аневризм, существуют еще и комбинированные, самостоятельные формы с характерными клиническими симптомами. При лечении артериовенозных аневризм он впервые в Советском Союзе проводит операцию перевязки сообщительного канала. В чрезвычайно трудных случаях он производил выключение одной вены, и полностью излечивал артериовенозную аневризму. При этом деятельность сердца быстро восстанавливалась. На научных конференциях, семинарах и лекциях он подчеркивал важность ранней и своевременной диагностики травматических аневризм, указывая на характерные симптомы. Работа эта среди врачей госпиталей Сталинграда получила большое распространение. С.П.Шиловцев писал, что во втором полугодии первого года войны диагноз травматических аневризм ставился при поступлении в эвакогоспитали и был диагнозом ординаторов, в то время, как в первое полугодие он был диагнозом консультантов и ведущих хирургов. Это несомненно было заслугой Сергея Павловича. В Сталинграде также вышел его научно-популярный очерк о переливании крови, написанный им с целью привлечь в дни Великой Отечественной войны в ряды донорства возможно большее количество людей.

После эвакуации мединститута из Сталинграда профессор Шиловцев был несколько месяцев в Воронежском мединституте, временно эвакуированном в Ульяновск. В декабре 1942 года он назначен заведующим кафедрой общей хирургии в Куйбышевском медицинском институте, которой руководил в течение 20 лет. Здесь он также развернул большую научно-педагогическую, врачебную и общественную деятельность. Опубликовал свой метод лечения вентральных грыж, осуществил новую операцию тенодеза голеностопного сустава в своей модификации. Также профессор С.П.Шиловцев много времени уделял хирургической практике в подшефных военных госпиталях Куйбышевской и Ульяновской областей. В газетах Куйбышева и Ульяновска в 1942-1943 годах публиковались его очерки о значении Н.И.Пирогова в развитии отечественной военно-полевой хирургии. С декабря 1943 года Сергей Павлович консультант больницы инвалидов Великой Отечественной войны. С 1944 года стал главным хирургом-консультантом города Куйбышева. Большое внимание уделял восстановительной хирургии и проблемам медицинской помощи инвалидам войны. За свою научную и просветительскую деятельность ученого-медика в 1945 году наградили знаком «Отличник здравоохранения», в 1953 году - орденом Ленина.

С.П.Шиловцев увлекся темой о ранении М.Ю.Лермонтова с хирургической точки зрения и в 1946 году доказал, что Лермонтов умер не мгновенно после выстрела Мартынова, что пуля миновала сердце поэта. Он назвал дуэль 15 июля 1841 года у подножья Машука «убийством», обвинив Мартынова и секундантов в нарушении Дуэльного кодекса. Также он подчеркивал, что секунданты составили жестокие условия дуэли, определив ничтожно малое расстояние между дуэлянтами (10 шагов) и решив стреляться до смертельного конца. Особое возмущение у Шиловцева вызывал выстрел Мартынова после команды «три». Согласно статье 18 Дуэльного кодекса, противники должны обмениваться выстрелами в строго определенный момент – между командами «два» и «три». После команды «три» противники теряют право на выстрел. «Мартынов после команды «три» продолжал целиться и выстрелил значительно позже. Это был не поединок, а заведомое бесчестное убийство безоружного человека». Секунданты нарушили еще одну статью Дуэльного кодекса. Они обязаны были заранее побеспокоиться о враче и транспорте для перевозки раненых на дуэли. Однако ни доктора, ни транспорта на месте поединка не оказалось. В итоге раненый более 4 часов пролежал в поле под дождем.

Глубоко изучив обстоятельства ранения и смерти М.Ю.Лермонтова по документальным материалам Шиловцев доказывает неофициальную версию, о том что после выстрела Лермонтов еще был жив. Он пишет: «Сам Мартынов на суде на вопрос, оставался ли Лермонтов живым после выстрела, показал, что «от сделанного мной выстрела противник упал, но признаки жизни еще были видны в нем». Слуга поэта Христофор Саникидзе, который сопровождал раненого Лермонтова от места поединка домой, утверждал, что когда они ехали по тряской и каменистой дороге, поэт простонал и произнес слово: «Умираю». А ведь Лермонтова повезли в Пятигорск через четыре часа после ранения. «Не убитого, а смертельно раненого поэта повезли на дрожках по размытой и каменистой дороге, сначала к коменданту, которому по уставу он должен был дать объяснения о поединке, а затем на гауптвахту, куда должны были заключить провинившегося офицера. Странным кажется и невероятным, чтобы возили к коменданту и на гауптвахту труп. Естественно, жизнь еще теплилась, и для окружающих это было совершенно ясно». «Была ли молниеносно-смертельна рана?» – задает хирург вопрос. Как известно, вскрытия не было, лекарь военного госпиталя И.Е.Барклай-де-Толли осмотрел тело убитого, описал входное и выходное отверстия и сделал заключение: «При осмотре оказалось, что пистолетная пуля, попав в правый бок ниже последнего ребра, при срастении ребра с хрящем, поднимаясь вверх, вышла между 5 и 6 ребром левой стороны и при выходе прорезала мягкие части левого плеча». Барклай-де-Толли, опираясь на локализацию входного и выходного отверстия огнестрельной раны, сделал вывод, что были ранены правое и левое легкое. Дальнейший ход пули, по С.П.Шиловцеву, был следующим: пуля пробила левую долю печени, ранила желудок или только малый сальник, слева повредила диафрагму, произвела сквозное ранение нижней доли левого легкого, пробила грудную стенку слева, повредив мягкие ткани левого плеча. Известный хирург считает, что крупные сосуды брюшной полости и сердце не были затронуты. Пуля прошла под сердцем. Рана Лермонтова представляется автору очень тяжелой, но не настолько, чтобы вызвать мгновенную смерть, так как лишь при ранениях сердца или повреждениях крупных сосудов можно было ожидать смертельного. Смерть поэта наступила от внутреннего кровотечения и шока через несколько часов после повреждения – таков вывод ученого. Можно ли спасти человека при ранении, подобном ранению Лермонтова, своевременной операцией? «Можно! – уверенно заявлял С.П.Шиловцев. – На фронтах Великой Отечественной войны хирургический нож спасал множество людей после подобных и даже еще более тяжелых ранений».

Далее хирург описывал технику операций при таком ранении. Вначале нужно было иссечь рану в левой грудной стенке, закрыть швами пневмоторакс, чтобы предупредить вхождение воздуха в полость плевры. Наложить редкие кожные швы. Затем хирург должен сделать лапаротомию, остановить кровотечение из печени, зашить раны ободочной кишки, желудка и диафрагмы. Статья С.П.Шиловцева «Рана Лермонтова» до сих пор имеет большое значение в истории хирургии и лермонтоведении.

С.П.Шиловцев умер 12 февраля 1963 года. Похоронен на городском кладбище. Его личные вещи вдова передала в Куйбышевский областной музей краеведения. Это фотографии, документы, научные труды, хирургические инструменты, а также медицинский халат с монограммой «ШС».

 

Ирина Крамарева

Музей им. П.В.Алабина

14 Апреля 2021


К списку статей

Наверх

Корзина