НАЛОГОВЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНОЙ СДЕЛКИ

НАЛОГОВЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНОЙ СДЕЛКИ

Казалось бы, все просто: недействительная сделка потому и недействительная, что ее как бы и не было. Соответственно, раз ее не было, то она не может порождать никаких налоговых последствий. При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке. В случае невозможности возвратить полученное в натуре (например, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) - возместить его стоимость в деньгах, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

Это понятно. Но как обстоят дела с точки зрения налогообложения? Ведь, напомним, положения гражданского законодательства не применяются к налоговым отношениям, что прямо оговорено в пункте 3 статьи 2 ГК РФ.

Особенно неприятная ситуация возникает в тех случаях, когда недействительная сделка повлекла за собой много соответствующих хозяйственных операций. Например, было приобретено имущество, оно активно эксплуатировалось в производстве, а потом его внезапно пришлось вернуть обратно продавцу.

Бывает и обратная картина: налоговики соглашаются с тем, что сделки как бы и не было, но почему-то отказываются признавать, что, соответственно, и не было ее налоговых последствий.

Притворная, мнимая, ничтожная, недействительная...

При установлении, осуществлении и защите гражданских прав, при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно (п. 3 ст. 1 ГК РФ).

Никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения (п. 4 ст. 1 ГК РФ).

Не допускается осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав - злоупотребление правом (п. 1 ст. 10 ГК РФ).

В случае несоблюдения данного запрета суд на основании пункта 2 статьи 10 ГК РФ с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления отказывает лицу в защите принадлежащего ему права полностью или частично, а также применяет иные меры, предусмотренные законом.

Сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, является оспоримой, если из закона не следует, что должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки (п. 1 ст. 168 ГК РФ).

Если из закона не следует иное, сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы или права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна (п. 2 ст. 168 ГК РФ).

Злоупотребление правом при совершении сделки нарушает запрет, установленный статьей 10 ГК РФ, поэтому такая сделка признается недействительной на основании статей 10 и 168 ГК РФ.

В статье 170 ГК РФ даются понятия мнимой и притворной сделки.

Мнимая сделка, т.е. сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна.

Притворная сделка, т.е. сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, в том числе сделку на иных условиях, ничтожна. При этом к сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа и содержания сделки применяются относящиеся к ней правила.

В определении ВС РФ от 25.07.2016 по делу N 305-ЭС16-2411 было сказано, что фиктивность мнимой сделки заключается в том, что у сторон нет цели достижения заявленных результатов.

Волеизъявление сторон мнимой сделки не совпадает с их внутренней волей.

Реальной целью мнимой сделки может быть, например, искусственное создание задолженности стороны сделки перед другой стороной для последующего инициирования процедуры банкротства и участия в распределении имущества должника.

В то же время для этой категории ничтожных сделок определения точной цели и не требуется. Само установление факта того, что стороны на самом деле не имели намерения на возникновение, изменение, прекращение гражданских прав и обязанностей, обычно порождаемых такой сделкой, уже является достаточным для квалификации сделки как ничтожной.

Сокрытие действительного смысла сделки находится в интересах обеих ее сторон. Совершая сделку лишь для вида, стороны правильно оформляют все документы, но создать реальные правовые последствия не стремятся.

Поэтому факт расхождения волеизъявления с волей устанавливается судом путем анализа фактических обстоятельств, подтверждающих реальность намерений сторон. Обстоятельства устанавливаются на основе оценки совокупности согласующихся между собой доказательств. Доказательства, обосновывающие требования и возражения, представляются в суд лицами, участвующими в деле, и суд не вправе уклониться от их оценки на основании статей 65, 168, 170 АПК РФ.

При наличии обстоятельств, очевидно указывающих на мнимость сделки, или доводов стороны спора о мнимости установление только тех обстоятельств, которые указывают на формальное исполнение сделки, явно недостаточно. Следует учитывать, что стороны мнимой сделки могут также осуществить для вида ее формальное исполнение (п. 86 постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 N 25).

Таким образом:

- сделка недействительна по основаниям, установленным в ГК РФ, в силу признания ее таковой судом - оспоримая сделка или независимо от такого признания - ничтожная сделка (ст. 166 ГК РФ);

- если из закона не следует иное, то ничтожна сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы или права и охраняемые законом интересы третьих лиц (п. 2 ст. 168 ГК РФ);

- мнимая сделка, т.е. сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна (ст. 170 ГК РФ);

- недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения (ст. 167 ГК РФ).

Если документ теряет силу

Если против какой-то сделки выдвигается обвинение в том, что она мнимая, то даже правильно оформленная документация теряет свою "магическую" силу. Это доказывает постановление Президиума ВАС РФ от 18.10.2012 N 7204/12.

При банкротстве общества один из его участников внезапно обнаружил, что кредитором общества на весьма существенную сумму оказалась компания, якобы поставившая обществу бетон.

Документы по сделке были оформлены по всем правилам, и все три первые судебные инстанции, к которым участник общества обращался с требованием признать эту сделку мнимой и, соответственно, "выкинуть" якобы продавца бетона из реестра кредиторов, ему отказали.

Самое интересное, что судей нисколько не смутил тот факт, что якобы поставленный по условиям договора бетон физически поставить было невозможно.

А вот Президиум ВАС РФ этот факт смутил. Суд указал, что в силу статьи 9 АПК РФ задача стороны в суде - это собрать и представить судьям доказательства своей правоты.

Да, никто не доказал, что предъявленные суду накладные на поставку бетона сфальсифицированы. Однако в делах о мнимых сделках этот факт ничего не значит, так как, совершая сделки лишь для вида, стороны правильно оформляют все документы, но создать реальные правовые последствия не стремятся.

Поэтому при рассмотрении вопроса о мнимости сделки формальная проверка документации судом недопустима. Необходима проверка реальности исполнения сделки.

Участник общества технически обосновал физическую невозможность исполнения договора. Нижестоящие судьи предположили, что поставщик мог приобрести бетон и у других поставщиков, чем допустили грубую ошибку. Судьи не имеют права принимать решение, исходя из предположений. Они обязаны были затребовать документы у поставщика, чтобы подтвердить или опровергнуть свою версию, чего сделано не было.

Ссылка суда апелляционной инстанции на то, что участником общества не было заявлено требование о применении последствий недействительности сделки, необоснованна, так как пункт 2 статьи 167 ГК РФ связывает применение реституции с фактом исполнения сделки. К мнимой сделке применение реституции невозможно.

Судебная практика: займы

Достаточно типичным является постановление АС Северо-Кавказского округа от 13.06.2017 N А32-29496/2016. Налицо как преступление, так и наказание: директор общества задумал его обокрасть. Для этого он набирал взаймы средства у партнеров и сам давал взаймы средства другим партнерам. Вот только эти партнеры были его собственными фирмами. Деньги, которые туда попали, данный гражданин вывел на личные счета с целью присвоения. И никаких займов, разумеется, отдавать он не собирался. (Небольшую сумму, правда, для придания правдоподобности сделкам фирмы этого гражданина вернули на расчетный счет общества-заимодавца, где гражданин являлся генеральным директором.)

Схема была разоблачена, директор был признан судом виновным, и суд обязал его возместить обществу убытки.

Возмещение убытков - универсальная мера гражданско-правовой ответственности. Ее применяют как в обязательственных правоотношениях, так и в отношениях из причинения вреда.

Согласно пункту 8 постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 N 62 "О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица" удовлетворение требования о взыскании с директора убытков не зависит от того, имелась ли возможность возмещения имущественных потерь юридического лица с помощью иных способов защиты гражданских прав, например путем:

- применения последствий недействительности сделки;

- истребования имущества юридического лица из чужого незаконного владения;

- взыскания неосновательного обогащения, -

а также от того, была ли признана недействительной сделка, повлекшая причинение убытков юридическому лицу.

Таким образом, юридическое лицо самостоятельно определяет способ защиты своих гражданских прав.

Вопрос возник с процентами.

Проблема в том, что на сумму якобы выданных займов общество начисляло проценты и в соответствии с методом начисления отражало их в налоговой декларации в периоде начисления как свой внереализационный доход. Фактически же проценты на счета общества, разумеется, не поступали.

Когда же выяснилось, что никаких займов на самом деле не было и никто никакие проценты уплачивать обществу изначально не собирался, эти проценты общество из своих налоговых деклараций удалило.

А вот этому воспротивились уже налоговики. Они сообщили, что обществом не было заявлено требование о применении последствий недействительности сделки.

И сам по себе факт переквалификации судом гражданско-правовых отношений по заемным обязательствам в мошенничество не является основанием для неначисления соответствующих сумм процентов и неотражения их в составе внереализационных доходов. Ведь денежные средства взысканы судом с бывшего генерального директора в пользу общества.

Основанием для перерасчета налогов по причине ничтожности спорных договоров займов могут служить только судебные решения, вынесенные в порядке гражданского судопроизводства о признании договоров займа недействительными. Общество было вправе исключить из состава внереализационных доходов сумму ранее начисленных процентов только после признания сделок недействительными и применения последствий недействительности - реституции.

Судьи с требованиями налоговиков не согласились.

Во-первых, общество получило частичное возмещение своих имущественных потерь посредством взыскания убытков с бывшего генерального директора. Следовательно, оно лишилось права на возмещение своих имущественных потерь посредством признания сделок по выдаче займов недействительными и применения последствий в виде двусторонней реституции.

Во-вторых, общество и не могло заявить требование о применении последствий недействительности сделки по той простой причине, что пункт 2 статьи 167 ГК РФ связывает применение реституции с фактом исполнения сделки. А к мнимой сделке применение реституции невозможно. (Кроме того, проценты по фиктивным займам в учете общества только начислялись, но фактически общество их не получило.)

Позиция Минфина по недвижимости

Для примера возьмем письмо Минфина России от 14.05.2013 N 03-04-05/16586. Некий гражданин - резидент РФ имеет долю в недвижимости. В 2011-м он продал свою долю здания с внесением в ЕГРП записи о переходе права собственности на него. Однако в 2012-м сделка купли-продажи доли в праве собственности была признана судом недействительной и из ЕГРП была исключена запись о переходе права собственности.

Гражданин не отказался от идеи продать свою долю, но у него возникли сомнения: не прервался ли срок владения им этой долей?

Теплилась надежда, что не прервался. Согласно статье 167 ГК РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.

Увы, Минфин жестоко развеял робкие надежды. Государственная регистрация прав на недвижимое имущество согласно статье 2 Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" представляет собой юридический акт признания и подтверждения государством возникновения, ограничения, обременения, перехода или прекращения прав на недвижимое имущество в соответствии с ГК РФ.

Напомним, что указанный Закон утрачивает силу с 1 января 2020 года в силу Федерального закона от 03.07.2016 N 361-ФЗ. Начиная с 1 января 2017 года государственная регистрация недвижимости производится в порядке, установленном Федеральным законом от 13.07.2015 N 218-ФЗ "О государственной регистрации недвижимости".

Государственная регистрация является единственным доказательством существования зарегистрированного права. Зарегистрированное право на недвижимое имущество может быть оспорено только в судебном порядке.

В соответствии с положениями пункта 52 постановления Пленума ВС РФ N 10, Пленума ВАС РФ N 22 от 29.04.2010 оспаривание зарегистрированного права на недвижимое имущество производится путем предъявления исков, решения по которым являются основанием для внесения записи в ЕГРП. А решение суда о признании сделки недействительной, которым не применены последствия ее недействительности, не является основанием для внесения записи в ЕГРП.

Грубо говоря, решение суда лишь основание для изменения записей в ЕГРП. Право собственности восстанавливается только после совершения записи.

И, как считают в Минфине России, после внесения новой записи о собственнике (хотя это фактически всего лишь восстановление положения дел, существовавшего до совершения недействительной сделки) его право собственности начинает течь заново (п. 2 ст. 8.1 ГК РФ). А это, в свою очередь, препятствует применению положений НК РФ о налоговом имущественном вычете для недвижимого имущества, находящегося в собственности налогоплательщика более пяти лет (п. 4 ст. 217.1 НК РФ) или трех лет (п. 3 ст. 217.1 НК РФ).

Позиция Минфина и судей по земельным участкам

Показательны два письма Минфина России - от 11.01.2010 N 03-05-05-02/01 и от 15.02.2011 N 03-05-05-02/09. Впрочем, ситуации, рассмотренные чиновниками в этих письмах, во многом аналогичны. Сначала компания приобрела земельный участок у муниципалитета, а спустя три года суд по иску третьего лица признал эту сделку недействительной. При ее заключении были нарушены требования законодательства.

Возник вопрос: что делать с налогом на землю, который компания добросовестно уплачивала все это время? Дело еще и в том, что суд, ссылаясь на статью 65 ЗК РФ и статью 1103 ГК РФ, обязал компанию выплатить муниципалитету арендную плату за все то время, пока участок незаконно принадлежал организации, как неосновательное обогащение.

Но платить за один и тот же участок и земельный налог, и арендную плату компания не захотела.

С одной стороны, согласно статье 167 ГК РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий и недействительна с момента ее совершения. При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре - в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге, - возместить его стоимость в деньгах. Если только иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

Если из содержания оспоримой сделки вытекает, что она может быть лишь прекращена на будущее время, суд, признавая сделку недействительной, прекращает ее действие на будущее время.

В пункте 32 постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 01.07.1996 N 6/8 было разъяснено, что ничтожная сделка является недействительной независимо от признания ее таковой судом; в связи с тем что ничтожная сделка не порождает юридических последствий, она может быть признана недействительной лишь с момента ее совершения.

Компания как сторона недействительной сделки не получила по этой сделке права собственности на участок. А ведь в статье 388 НК РФ определено, что плательщиками земельного налога признаются организации и физические лица, обладающие земельными участками, признаваемыми объектом налогообложения, на праве собственности, праве постоянного (бессрочного) пользования или праве пожизненного наследуемого владения.

С другой стороны, как указали чиновники, согласно статье 131 ГК РФ право собственности на недвижимые вещи подлежит государственной регистрации. Права на имущество, подлежащие государственной регистрации, возникают с момента регистрации (п. 2 ст. 8 ГК РФ). Датой государственной регистрации прав на недвижимое имущество является день внесения соответствующих записей о правах в ЕГРП.

Об этом сказано также и в статье 2 упомянутого Закона N 122-ФЗ.

При этом уже зарегистрированное право может быть оспорено только в судебном порядке.

ВАС РФ в постановлении от 23.07.2009 N 54 указал на то, что государственная регистрация прав на недвижимые объекты является единственным доказательством существования зарегистрированного права. Исходя из этого обязанность уплачивать земельный налог возникает у компании с момента регистрации за ней одного из названных выше прав на земельный участок (иначе говоря, после внесения записи в реестр). И прекращается обязанность платить налог со дня внесения в реестр записи о праве иного лица на соответствующий участок.

Судьи указывают, что, с одной стороны, погашение записи в ЕГРП на недвижимое имущество как способ восстановления нарушенного права истца возможно как последствие недействительности сделки. И признание недействительности сделки, на основании которой внесена запись в ЕГРП, является основанием для последующего внесения изменений в ЕГРП. Но это не означает признания зарегистрированного ранее права недействительным! Кроме того, действующее законодательство не устанавливает в качестве последствий недействительности сделки аннулирование в судебном порядке записи в ЕГРП (это, кстати, согласуется с постановлением ВАС РФ от 30.06.2009 N 1054/09 и определением ВАС РФ от 21.06.2010 N ВАС-7272/10).

Помимо вышесказанного, в пункте 10 Методических рекомендаций о порядке государственной регистрации прав на недвижимое имущество на основании судебных актов (утв. Приказом Росрегистрации от 07.06.2007 N 112) есть еще одна важная деталь.

При наличии в ЕГРП записи о праве на недвижимое имущество государственную регистрацию права иного лица, в пользу которого принято решение суда, рекомендуется производить только при наличии заявления от этого лица о прекращении зарегистрированного права или в случае, если это прямо следует из судебного акта.

В итоге чиновники сделали вывод, что до того момента, пока суд не вынесет решение, компания на самых законных основаниях считается владельцем земельного участка и обязана уплачивать налог на имущество согласно статье 388 НК РФ.

А вот после проигранного суда уплаченные за участок суммы земельного налога должны считаться излишне уплаченными и налогоплательщик имеет право на их возвращение или зачет (в соответствии со ст. 78 или 79 НК РФ).

Аналогичную точку зрения выразил Минфин России и в письме от 21.12.2017 N 03-05-06-02/85642. Только добавил деталей для случая, когда незадачливым владельцем земельного участка было физическое лицо.

На основании пункта 4 статьи 391 НК РФ для налогоплательщиков - физических лиц налоговая база по земельному налогу определяется налоговиками на основании сведений, которые представляются в налоговые инспекции органами, ведущими государственный кадастровый учет и государственную регистрацию прав на недвижимое имущество.

Поэтому в рассматриваемом случае обязанность по уплате земельного налога за период регистрации земельного участка прекращается со дня получения налоговиками сведений от органов, ведущих государственный кадастровый учет и государственную регистрацию прав на недвижимое имущество, об аннулировании соответствующей регистрационной записи на основании решения суда.

Однако весомую поправку в позицию налоговиков внесло письмо Минэкономразвития России от 11.10.2017 N Д23и-5890. Чиновники указали, что в случае, если судебным решением была признана недействительной сделка, применены последствия ее недействительности и стороны были приведены в первоначальное положение (в том числе право собственности соответствующей стороны сделки признано отсутствующим), то в силу статей 166 и 167 ГК РФ право собственности такой стороны будет считаться отсутствующим с момента вступления указанного судебного решения в законную силу.

После этого в письме Минфина России от 18.10.2017 N 03-05-04-01/68134 финансисты указали, что в соответствии с Положением о Минэкономразвития России, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 05.06.2008 N 437, нормативно-правовое регулирование в сфере государственной регистрации прав на объекты недвижимого имущества производит Минэкономразвития России.

И уже в письме ФНС России от 20.10.2017 N БС-4-21/21330 налоговики довели до всех своих сотрудников требование о том, что право собственности на недвижимость нужно считать отсутствующим с момента вступления судебного решения в законную силу, а не с момента внесения соответствующей записи в ЕГРН. Указанное обстоятельство необходимо учитывать в качестве основания прекращения налогообложения недвижимости физических лиц (в т.ч. в силу ст. 6 Федерального конституционного закона от 31.12.1996 N 1-ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации").

Таким образом, проигравшая сторона заплатит немного меньше земельного налога: участок будет числиться в ее собственности до решения суда, а не до момента, пока это решение найдет свое отражение в ЕГРН.

Практика по транспортным средствам

Тут будет уместно рассмотреть письмо Минфина России от 27.12.2010 N 03-03-06/2/221.

Банк приобрел автомобиль и начал его эксплуатировать. В связи с этим он начислял амортизацию, страховал машину, оплачивал автостоянку, начислял налог на имущество и транспортный налог. Позже сделка была признана недействительной по вине продавца.

Что из вышеперечисленных затрат банк все же может учесть в составе налоговых расходов?

Налог на прибыль

С суммами амортизации придется проститься.

Как напоминают в Минфине России, согласно пункту 1 статьи 256 НК РФ амортизируемым имуществом в целях налогообложения прибыли признаются имущество, результаты интеллектуальной деятельности и иные объекты интеллектуальной собственности, которые находятся у налогоплательщика на праве собственности, используются им для извлечения дохода и стоимость которых погашается путем начисления амортизации.

Так как согласно статье 167 ГК РФ недействительная сделка недействительна с момента ее совершения, то получается, что права собственности на автомобиль у банка никогда и не было. Следовательно, у него не было амортизируемого имущества в виде автомобиля.

Так что придется суммы уже начисленной амортизации восстановить и сдать уточненные налоговые декларации. Причем придется также начислить пеню на недоплаченную сумму налога (этот вопрос, между прочим, спорный, о чем мы расскажем в части, касающейся НДС).

Отметим, что стороны должны вернуть друг другу все ранее полученное по сделке. Следовательно, банк должен получить обратно уплаченную им за автомобиль сумму.

Таким образом, он не несет затрат в виде уменьшения стоимости эксплуатируемого имущества, что и составляет основу амортизации. Наоборот, в какой-то степени банк даже остается в выигрыше. Он возвращает продавцу объект, который уже фактически был в эксплуатации, а получает деньги, как за новую машину.

В отношении затрат на страховку и стоянку чиновники заняли позицию, гораздо более выгодную налогоплательщику.

Во-первых, в составе прочих расходов, связанных с производством и реализацией, учитываются расходы на содержание служебного транспорта, в том числе и автомобильного (подп. 11 п. 1 ст. 264 НК РФ).

Во-вторых, при исчислении налоговой базы по налогу на прибыль учитываются страховые взносы на добровольное страхование средств транспорта, затраты на содержание которого включаются в расходы, связанные с производством и реализацией (подп. 1 п. 1 ст. 263 НК РФ).

В-третьих, если иное не предусмотрено договором купли-продажи, риск случайной гибели или случайного повреждения товара переходит на покупателя с момента, когда в соответствии с законом или договором продавец считается исполнившим свою обязанность по передаче товара покупателю (п. 1 ст. 459 ГК РФ).

Отсюда следует, что после того, как банк получил автомобиль, уже он отвечает за его сохранность. И это правило действовало до того момента, как автомобиль был передан обратно продавцу. Так как затраты на страховку машины и оплату ее стоянки экономически обоснованны, то исключать их из состава налоговых расходов нет оснований. Отметим, что, в отличие от несколько "виртуальной" амортизации, банк потратил на страховку и стоянку реальные средства, которые ему никто возвращать не обязан. Так что позиция Минфина России в этой части еще и справедлива.

Налог на добавленную стоимость

Здесь будет уместно вспомнить письмо ФНС России от 28.11.2017 N СД-4-3/24087. Налоговики указали, что в части расчета налоговых обязательств рассматривают признание сделки недействительной как корректировку налоговой базы при обнаружении ошибок или искажений. Поэтому должна быть подана уточненная налоговая декларация.

Однако есть и другая точка зрения: налогоплательщик имеет право отразить возврат реализованного ранее имущества или уменьшить налоговую базу только после фактической реституции и только в том периоде, в котором будут осуществлены операции по возврату.

Обратите особое внимание, что последняя точка зрения выражена не где-нибудь, а в определении ВС РФ от 26.03.2015 N 305-КГ15-965. Поэтому перед принятием решения в такой скользкой ситуации рекомендуем сначала выяснить мнение по этому поводу своей местной налоговой инспекции.

К сожалению, как показывает определение ВС РФ от 16.02.2018 N 302-КГ17-16602, налоговая инспекция может не всегда добросовестно подходить к своим обязанностям и не информировать, а дезинформировать налогоплательщика.

В рассматриваемом деле ВС РФ снова указал, что признание сделки недействительной - это не ошибка, не искажение, а совершенно новый факт хозяйственной деятельности.

И налоговые последствия этого нового факта (например, необходимость забрать товар у покупателя и, соответственно, возможность вернуть из бюджета ранее начисленный туда НДС по этой сделке) должны быть отражены не в уточненной налоговой декларации, а в налоговой декларации за тот период, когда товар был реально возвращен от покупателя.

Соответственно, возвращаясь к ситуации с амортизацией, в русле решения ВС РФ на сумму "недействительной" амортизации нужно уменьшить расходы банка в периоде, когда он вернул автомобиль продавцу, а не подавать уточненные налоговые декларации. В этом случае начисление пени будет неправомерным.

Транспортный налог

Согласно статье 357 НК РФ налогоплательщиками по транспортному налогу признаются лица, на которых в установленном порядке зарегистрированы транспортные средства, признаваемые объектом налогообложения.

Согласно статье 358 НК РФ объектом налогообложения по транспортному налогу признаются транспортные средства, в том числе автомобили, зарегистрированные в установленном порядке в соответствии с законодательством РФ.

Итак, после приобретения автомобиля банк зарегистрировал его в ГИБДД.

На основании пунктов 44 и 45 Правил регистрации автомототранспортных средств и прицепов к ним в ГИБДД МВД РФ (утв. Приказом МВД России от 24.11.2008 N 1001) снятие с регистрационного учета транспортных средств на основании решений судов об их отчуждении может производиться при представлении заявлений должностными лицами, определяемыми решениями судов.

Короче говоря, снять с учета в ГИБДД автомобиль можно или по желанию собственника, или по решению суда.

В нашем случае основание для снятия с учета - решение суда. До этого момента автомобиль был зарегистрирован на банк вполне правомерно. Соответственно, банк был обязан уплачивать транспортный налог. И не начислять этот налог банк получает право только после того, как автомобиль будет снят с учета в ГИБДД.

М. Шурухина

Юрист

ООО "Новая волна"

11 Марта 2019


Теги: Сделка

К списку статей

Наверх

Корзина