ПРОКУРОРСКИЕ ДЕЛА. ОСПАРИВАНИЕ АКТОВ. КОНФЛИКТНОЕ УВОЛЬНЕНИЕ

ПРОКУРОРСКИЕ ДЕЛА. ОСПАРИВАНИЕ АКТОВ. КОНФЛИКТНОЕ УВОЛЬНЕНИЕ

Тема заработной платы, индексации, увольнения, да и труда в целом на сегодняшний день идет в тесной взаимосвязи с процедурами проверки соблюдения трудового законодательства как на досудебной стадии органами прокуратуры и федеральной инспекции труда, так и в суде. Особый интерес представляют вопросы взаимодействия с надзорными органами в части соответствия закону вынесенных ими актов, а также в связи с последней практикой Верховного Суда РФ вопросы конфликтного увольнения за прогул.

Одной из главенствующих задач органов прокуратуры является надзор за соблюдением прав и свобод человека и гражданина, в связи с чем немалая часть прокурорских дел связана с надзором именно в рамках трудового законодательства. В сравнении с предыдущим годом статистика говорит о положительной динамике и об улучшении состояния законности в сфере оплаты труда.

В целях соблюдения правового баланса интересов для частного бизнеса значимым является вопрос обжалования актов прокурорского реагирования, таких как предостережение и представление, а также предписаний федеральной инспекции труда. Все три акта подлежат обжалованию в рамках административного процесса, порядок которого регламентирован главой 22 КАС РФ.

Судебная практика по обжалованию предостережения прокурора пестрит своим многообразием: имеются решения и об отказе в признании незаконным предостережения, и о частичном его удовлетворении, и о признании незаконным акта прокурорского реагирования. Но в подавляющем большинстве случаев практика отрицательная, возможно, ввиду надлежащего выполнения надзорной функцией органами прокуратуры.

Отказывая в удовлетворении иска суды, как правило, руководствуются тем, что прокурором соблюдена процедура вынесения предостережения, проведена соответствующая проверка, в ходе которой установлено наличие предполагаемого нарушения прав и свобод граждан в определенном случае, а также форма и содержание соответствует действующему законодательству, а лицо, его вынесшее в адрес соответствующего должностного лица, имело на то полномочия (решение Балахнинского городского суда Нижегородской области от 28 ноября 2018 г. по делу N 2А-1421/2018, решение Александровского городского суда Владимирской области от 21 июня 2016 г. по делу N 2А-1138/2016, решение Третьяковского районного суда Алтайского края от 17 марта 2015 г. по делу N 2-201/2015).

На первый взгляд предостережение не несет никаких правовых последствий для лица, которому оно было вынесено, по сути, превентивный акт, а значит, оно и не подлежит обжалованию, но все не так, как кажется на первый взгляд, и Указание Генпрокуратуры от 06.07.1999 N 39/7 "О применении предостережения о недопустимости нарушения закона", и судебная практика подтверждает наличие возможности признания предостережения незаконным.

Одним из оснований для признания предостережения частично незаконным - наличие в тексте предупреждения об ответственности, которая не может быть применена при данного рода отношениях, т.е. оснований для квалификации действий административного истца по указанной прокурором норме права в будущем не усматривается (решение Лабытнангского городского суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 20 февраля 2017 г. по делу N 2А-248/2017).

Имея на руках по большей части отрицательную судебную практику, какие же выводы можно сделать, дабы понимать в будущем, есть ли вероятность обжалования такого акта прокурорского реагирования, как предостережение? Первое - вынесению предостережения обязательно должна предшествовать проверка всех обстоятельств дела, второе - основанием для предостережения должностного лица могут быть только достоверные сведения о готовящихся противоправных деяниях. Учитывая схожую правовую природу обжалования предостережений из различных отраслей права, приведем простой пример из практики.

Компания А арендовала у Департамента природных ресурсов земельный участок под размещение недвижимого имущества (объекта), в связи с чем исполняла обязанности по уплате арендных платежей. В январе Компания А передала Компании Б объект, расположенный на арендованном участке, по договору купли-продажи, следовательно, при переходе права собственности на объект автоматически в силу закона изменился арендатор участка. О продаже объекта Компания А не уведомила арендодателя, в связи с чем последний обратился в суд с иском о взыскании задолженности по арендной плате и в ходе рассмотрения данного иска дабы ускорить его исполнение - за содействием в прокуратуру. В результате было вынесено предостережение с формулировкой о недопустимости нарушения требований закона, необходимости погашения образовавшейся задолженности по уплате арендных платежей, а также разъяснено, что злостное неисполнение или воспрепятствование исполнению решения суда влечет уголовную ответственность, предусмотренную ст. 315 УК РФ, а злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности влечет уголовную ответственность, предусмотренную ст. 177 УК РФ.

Дело в суде было проиграно Департаментом, в иске отказано. Затем Компания А обратилась в суд с административным иском о признании незаконным вынесенного предостережения. Иск был удовлетворен, принято во внимание то обстоятельство, что у Компании А отсутствовала обязанность производить уплату арендных платежей с момента перехода права собственности на объект к Компании Б. Таким образом, предостережение вынесено при отсутствии достоверных сведений о готовящихся противоправных деяниях, недостаточности собранных в ходе проверки материалов, вынесении предостережения без учета фактически сложившихся отношений. Вышеизложенное говорит о том, что при вынесении оспариваемого предостережения административным ответчиком не были соблюдены требования нормативных правовых актов, устанавливающих основания для принятия оспариваемого предостережения, не были проверены факты, изложенные в объяснениях должностного лица Компании А, представленных прокурору до момента вынесения предостережения.

Кроме того, стоит отметить и наличие нарушений положений п. 2 ст. 26 Закона о прокуратуре, поскольку в данном примере акт прокурорского реагирования бы направлен на вмешательство в оперативно-хозяйственную деятельность организаций. В данной связи Верховный Суд РФ в определении N 302-ЭС19-14081 от 29.08.2019 указывал на недопустимость вынесения актов прокурорского реагирования, в частности это были представления при отсутствии доказательств неисполнения законов и иных подзаконных нормативных правовых актов, поскольку такие акты прокурорского реагирования влекут нарушение прав и законных интересов общества, а следовательно, признаются незаконным (определение ВС N 309-ЭС19-12321 от 06.08.2019, определение ВС N 301-ЭС19-8104 от 23.05.2019).

Неоднозначно сложившаяся судебная практика вокруг такого акта прокурорского реагирования, как предостережение, требует тщательного анализа всех обстоятельств в каждом конкретном деле с учетом особенностей, приведенных выше.

С оспариванием представления прокурора сложилась схожая картина, судебная практика определила основные критерии для признания представления незаконным и они соответствуют вышеприведенным. Внесению представления обязательно должна предшествовать проверка, в ходе которой необходимо собрать достаточно данных, свидетельствующих о нарушении обществом законных требований, затем органами прокуратуры должны быть произведены действия, направленные на установление обстоятельств, способствующих нарушению законодательства. Не стоит забывать и о пояснениях, замечаниях, доказательствах, представляемых самим проверяемым лицом. Кроме того, при внесении представления нельзя использовать недостоверную и противоречивую фактическим обстоятельствам дела информацию, а так часто бывает, когда органы прокуратуры не проводят соответствующей проверки.

Ключевым моментом реального обжалования и актов прокурорского реагирования, и предписаний государственных органов являются их исполнимость и правовая определенность. Данные условия тесно взаимосвязаны и не могут применяться друг без друга, так как одно следует из другого.

Судебная практика предлагает под исполнимостью понимать наличие реальной возможности у обязанного лица устранить в указанный срок выявленное нарушение. В свою очередь, правовая определенность выражается в указании на конкретные действия, которые следует совершить обязанному лицу в целях его надлежащего и своевременного исполнения со ссылкой на конкретные нормы права. Содержащиеся в представлении формулировки должны исключать возможность двоякого толкования, их изложение должно быть кратким, четким, ясным, последовательным, доступным для понимания всеми лицами (постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 25 марта 2019 г. по делу N А20-4741/2018). То есть исполнимость - это возможность выполнить действия в определенный срок, а правовая определенность - это перечень мероприятий для выполнения, обязанность выполнения которых законодательно обусловлена.

Исполнимость и правовая определенность занимают ключевое место не только в вопросе актов прокурорского реагирования, но и в работе с предписаниями федеральной инспекции труда. Помимо данных условий законность предписания предполагает также соблюдение процедуры его вынесения и установление факта нарушения.

Предписание трудовой инспекции, как и представление прокурора, должно содержать конкретные формулировки, например трудовой инспекцией выдано Обществу предписание, обязывающее юридическое лицо в соответствии со ст. 99 Трудового кодекса РФ устранить сверхурочную работу работников свыше 120 часов в год (данные за 9 месяцев текущего года), но не указано, каким именно способом это нужно сделать. Суд данное предписание признал незаконным, поскольку в предписании не указано, какие действия необходимо совершить исполнителю, а значит, оно в связи с неясностью и неконкретностью не исполнимо (решение Саянского городского суда Иркутской области от 17 января 2019 г. по делу N 2А-1019/2018, определение Верховного Суда РФ N 307-ЭС19-11058 от 25.07.2019).

Таким образом, при получении актов прокурорского реагирования и предписаний федеральной инспекции труда мы должны проверить порядок проведения предшествующей проверки, полномочия лица, ее проводившего, достоверность сведений, положенных в основу акта, исполнимость и правовую определенность. Данные рекомендации по обжалованию актов прокурорского реагирования и постановлений государственных органов универсальны и могут использоваться не только в трудовых, но и в иных правоотношениях.

Помимо вопроса оспаривания актов прокурорского реагирования и актов государственных органов интересен вопрос конфликтного увольнения, связанного с совершением прогула. Краеугольным камнем в данном вопросе стали определения Верховного Суда РФ от 01.07.2019 N 5-КГ19-81 и от 12.08.2019 N 5-КГ19-98.

Верховный Суд РФ положил начало кардинальным переменам в области увольнения за прогул, если ранее для увольнения за прогул работодателю было достаточно соблюсти формальную процедуру, то теперь, помимо всесторонней оценки причин прогула на предмет его уважительности, необходимо учитывать и тяжесть вменяемого в вину дисциплинарного проступка, обстоятельства, при которых он совершен, а также предшествующее поведение работника и его отношение к труду.

Прежде судебная практика исходила из формального применения пп. "а" п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ и для признания увольнения обоснованным только лишь при соблюдении процедуры (решение Дмитровского городского суда Московской области от 18 февраля 2019 г. по делу N 2-4811/2018, апелляционное определение суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 20.09.2016, решение Башмаковского районного суда Пензенской области от 25 февраля 2019 г. по делу N 2-35/2019 (апелляционное определение Пензенского областного суда от 23.04.2019), решение Первореченского районного суда г. Владивостока Приморского края от 20 февраля 2019 г. по делу N 2-4811/2018). Достаточно было составить акт об отсутствии работника на рабочем месте, запросить объяснения, и если причины прогула неуважительные, издать приказ об увольнении.

Сегодня Верховный Суд РФ формирует совершенно новый подход и, соответственно, дополняет предмет доказывания по данной категории дел следующими обстоятельствами: обоснованно ли признана работодателем причина отсутствия на рабочем месте неуважительной, учитывалась ли тяжесть совершенного проступка при наложении взыскания и обстоятельства, при которых он совершен, каково было предшествующее поведение работника, его отношение к труду.

Сегодня работодателю будет сложнее уволить работника за прогул, теперь же одного лишь соблюдения процедуры увольнения недостаточно, необходимо учесть, привлекался ли ранее работник к ответственности, допускал ли нарушение правил внутреннего трудового распорядка, имел ли работник благодарности, награды, участвовал ли в мероприятиях, проводимых работодателем (спортивных, научных, корпоративных и т.д.). Увольнение без соблюдения вышеназванных принципов юридической ответственности, исходя из новшеств, не может быть признано правомерным.

Если же работник имеет благодарности и ранее не допускал нарушения трудовой дисциплины, даже при признании причин прогула неуважительными в свете последней судебной практики уволить такого сотрудника будет непросто, и, скорее всего, суды признают увольнение незаконным по причине того, что применение дисциплинарного взыскания в виде увольнения несоразмерно совершенному проступку.

Как же быть с предыдущими решениями? Отдельно хотелось бы остановиться на вопросе пересмотра ранее вступивших в силу постановлений судов общей юрисдикции по вопросам прогула в тех случаях, когда работодатель при увольнении не учел обстоятельства, на которые указал в последних определениях Верховный Суд РФ. Согласно п. 5 ч. 4 ст. 392 ГПК и в связи с постановлением Конституционного Суда РФ от 17.10.2017 N 24-П "По делу о проверке конституционности пункта 5 части четвертой статьи 392 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан Д.А. Абрамова, В.А. Ветлугаева и других" пересмотр вступивших в законную силу судебных постановлений по новым обстоятельствам возможен только на основании актов Верховного Суда РФ, которые обладают признаком окончательности и отражают позицию в целом. К таким актам относятся постановления Президиума и постановления Пленума Верховного Суда РФ. Поскольку определения судебной коллегии Верховного Суда РФ не обладают вышеприведенным признаками, на их основании нельзя будет пересмотреть судебные постановления по иным делам.

В заключение хотелось бы отметить, что право в целом проходит видимый путь трансформации от формального подхода к реальному что в рамках обжалования актов государственных органов, что в рамках конфликтного увольнения. Сейчас повсеместно требуется использование индивидуального подхода в каждом конкретном деле с изучением его уникальных характеристик и выработки правовой позиции, шаблонный путь не приведет к результативному решению проблемы.

В. Кокорева

Подписано в печать

30.09.2019

29 Ноября 2019


Теги: Увольнение работников

К списку статей

Наверх

Корзина