РОЖДЕНИЕ СОВЕТСКОГО ТЕАТРА В САМАРЕ

РОЖДЕНИЕ СОВЕТСКОГО ТЕАТРА В САМАРЕ

А. В. Луначарский в своей работе «Станиславский, театр и революция» писал: «Революция сказала театру: «Театр, ты мне нужен. Ты мне нужен не для того, чтобы после моих трудов и боев я, революция, могла отдохнуть на удобных креслах в красивом зале и развлечься спектаклем. Ты мне нужен как помощник, как прожектор, как советник. Я на твоей сцене хочу видеть моих друзей и врагов. Я хочу видеть их в настоящем, прошлом и будущем, в их развитии и преемственности». Эти слова первого наркома просвещения Советской России в полной мере отражают отношение новой власти к театру, как к инструменту политической пропаганды. Материалы периодической печати помогут нам проследить, как складывались отношения «власть-театр» в Самаре в первые послереволюционные годы.

К 1919 году Советская власть окончательно утвердилась в Самарской губернии, но Гражданская война все еще продолжалась, и артисты городского театра фактически оказались в положении мобилизованных на «театральный фронт». Самарский губернский комитет РКП и Самарский губисполком через свой печатный орган, газету «Коммуна», обратился к ним со следующим заявлением: «В момент решающей борьбы с врагами народа мы должны использовать все возможности для усиления нашей обороноспособности. Агитация во всех ее формах должна проникнуть во все закоулки нашей жизни. Она должна насквозь пропитать своей одухотворяющей силой всю толщу народных трудящихся масс. Сделано ли это хоть в некоторой степени в пределах Советской Республики, в частности – в Самаре? У нас имеется такое могучее оружие пропаганды как театр. Но мы это орудие до сих пор держим для обывательского времяпровождения, а голодным до нового революционного слова трудящимся массам даем камень вместо хлеба. Разве это не «камень» рабочим и красноармейским массам, когда в день освобождения Самары от чехословаков, 7-8 октября, на сценах декламировались непонятные широким массам стихи «о звездах» и т.п., пелись разные романсы, а революционного, родного, зовущего к борьбе, к победе и освобождению от помещичьих орд не было и в помине?

Сторонники «художественного» репертуара возразят, конечно, что они несут массам подлинное искусство, они хотят поднять массы трудящихся до его вершин. Но все наши учреждения мы спешно перестраиваем на военный лад. Комитет Обороны признал, что в окруженной бесчисленным сонмом врагов Республике имеют право на осуществление только учреждения, связанные с обороной Республики, или же без которых не могут быть удовлетворены самые насущные проблемы населения. Театрального дела это почему-то до сих пор не коснулось. Необходимо понять, что искусство в настоящий момент тоже имеет право на существование только как боевой орган Революции. Театр должен быть превращен в орудие борющегося народа, в оружие пробуждения сознания отсталых масс. Все его возможности Республика трудящихся берет себе для пробуждения спящих, утверждения колеблющихся и доведения до высочайшего энтузиазма борющихся за коммунизм рабочих и крестьян. Товарищи «художественники»! Поймите, что сейчас не время для художественных исканий, мы наверстаем это в будущем, когда твердо станем на ноги. Победивший пролетариат создаст обстановку, в которой искусство расцветет так, как ни в какую прошлую эпоху. Теперь же мы должны работать только на укрепление Республики только на ее оборону».

Как следует из этого заявления, камнем преткновения оказался репертуар городского театра, который ни в коей мере не мог способствовать решению поставленных перед театром задач. Какой же выход из создавшегося положения предлагался режиссерам и актерам? «Но, возразят нам товарищи, где же взять пьесы, проникнутые подлинным революционным настроением и социалистическим духом, вскрывающим ярко язвы и противоречия капиталистического уклада жизни, рисующих светлое грядущее зовущих на борьбу? Их нет. Революция за два года своего развития не создала еще такого репертуара. Пролетарский рабоче-крестьянский театр со своими особыми задачами, своим творчеством, своими артистами только пробуждается к жизни, и находится еще в зародышевом эмбриональном состоянии. Все это так. Все это верно. Но отсюда не следует делать вывода, что театр, работающий теперь под советской рабочей, красноармейской вывеской, может ставить всякую буржуазную пошлятину и дребедень, попадая под влияние старых вкусов, отживших или отживающих свой век настроений. Из многообразного репертуара, созданного прежними веками, руководители наших театров, тщательно фильтруя это наследие, должны выбирать только то, что пока еще терпимо и допустимо на советской сцене. Есть в этом багаже и такие пьесы, постановка которых в переходную эпоху весьма желательна, как соответствующая духу времени и достигающая своих целей».

Отметим, что в этой заметке о городском театре речь идет, как о чем-то временном, существующем только до тех пор, пока не появится «пролетарский рабоче-крестьянский театр». И первые шаги в этом направлении не заставили себя ждать. В сентябре 1919 г. появилось сообщение об открытии в Самаре «курсов как по сценическому искусству, так и для подготовки инструкторов по рабоче-крестьянскому театру. Преподавателями приглашаются: т. Бельский (московский преподаватель Лиги любителей сценического искусства), Клепиков, Лавдовский, Толбузин (преподаватели Московских курсов в доме им. Поленова), Горский и Орлик. Лекции о рабоче-крестьянском театре будут читать тт. Вейс, Мурашкинцев, Паперный, Тарасов и Трайнин».

Примечательно, что активное участие в самарском «театральном строительстве» принимала участие группа москвичей, имеющих большой опыт организации самодеятельных театров. Речь идет о Ф. А. Лавдовском, А. К. Клепикове и Д. А. Толбузине, которые были активными участниками создания в Москве Секции содействия устройству деревенских и фабричных театров. Основателем ее был известный художник В. Д. Поленов, на средства которого в Москве был построен Дом театрального просвещения. В нем располагались театральные мастерские по изготовлению декораций, реквизита, бутафории, по пошиву костюмов, работала театральная библиотека и существовала небольшая сцена для показательных спектаклей. В работе Секции принимали участие друзья художника: И. Е. Репин, А. М. Васнецов, П. А. Брюллов, В. В. Матэ, Ф. И. Шаляпин. Д. А. Толбузин не только как юрист руководил организационной стороной деятельности Секции, но и работал в ней как опытный режиссер.

В октябре 1919 г. в здании бывшего кинематографа «Триумф» открылась студия рабоче-крестьянского театра по подготовке инструкторов и артистов-любителей для народных театров. Это событие послужило началом «театральной эпидемии», охватившей красноармейские части, заводские и фабричные коллективы, различные учреждения и организации, при которых, как грибы после дождя, стали появляться драматические кружки. При этом их участники были твердо уверены в своих артистических возможностях, как это видно из восторженного отзыва одного их них: «Работа во всех драматических секциях ведется, и весьма успешно. Видны неподдельные пролетарские таланты, которые надобно развить. Слушая игру наших товарищей, из которых почти все никогда не обучались драматическому искусству, невольно думаешь о том, какие непочатые силы дремлют в наших юных товарищах. Надобно эти силы разбудить. И тогда у нас будут не только свои артисты, но и поэты, агитаторы и т.д. Мы должны их выделить из своей среды – и мы их выделим».

Весной 1920 г. «состоялась конференция рабочих и красноармейских драматических кружков города Самары. К крайнему сожалению, далеко не все кружки были представлены на конференции. А между тем на очереди стоят очень важные вопросы. В первую голову, надо создать центральный союз драматических кружков, который бы занялся собиранием разбросанных по разным углам губернии кружков, регистрацией их, направлением их деятельности, поднятием сценического искусства в кружках (созданием драматических студий для любителей рабочих и крестьян, организацией центрального показательного и передвижного театров и т.д.). Пора, в конце концов, взяться за дружную работу по созданию нашего театра. У рабочих и крестьян много любви к театру, среди них немало людей одаренных искрой Божьей в душе, но они не владеют техникой. Союз поможет каждому развить свой талант. Теперешний провинциальный профессиональный театр ни в коем случае не может быть показательным. Нам нужно создать свой рабоче-крестьянский показательный театр. Организуемый союз и берет на себя эти задачи. Союз также возьмет в свои руки всякого рода постановки в дни традиционных рабочих празднеств. До сих пор эти постановки всегда были халтурами, и никогда не могли удовлетворить зрителя из рабочих кварталов. Союз объединит кружки для совместного коллективного сотрудничества. Кружки, объединясь, будут в состоянии ставить крупные пьесы на сцене театра союза».

Однако, скоро стало очевидным, что результаты «драматической эпидемии» рабочих коллективов весьма не утешительны: «Почти каждая более менее крупная организация, как гражданская, так и военная, имеют «фабрику» для изготовления драматических актеров с громким иностранным названием «драматическая студия», где на скорую руку, второпях, как бы боясь опоздать к чему-то, местные актеры или даже не актеры фабрикуют русских доморощенных Гариков и Поссартов (известные актеры того времени – Г.Г.). Получается впечатление, как будто освобожденные пролетарии поставили себе целью сделаться знаменитыми, полузнаменитыми и малознаменитыми трагиками и комиками современного театра. Актерская жизнь всегда привлекала беспечностью, мишурным блеском и минутной славой простые доверчивые сердца, и раз вкусивший закулисный яд бедняга не в силах расстаться с ним всю свою жизнь.

Вместо того, чтобы уберечь молодые силы от пагубной театральщины, наши организации создают с кинематографической скоростью студии и вербуют для них учеников, не взирая на их дарования, способности и данные. Через короткий срок, 2,5-3 месяца, студия выбрасывает «ученых артистов» и предоставляет им организовывать труппы из их же земляков, дабы они имели возможность «поставить на должный уровень упавшее сценическое искусство». И вот с таким художественным багажом и гордым сознанием собственного превосходства над «неучами» идет «ученый артист» ставить «на должную высоту искусство». Редкий из них сознается и объяснит свои неудачи технической неподготовленностью и незнанием дела, а большинство сваливает на «темную публику, которая ничего не смыслит в художестве». К сожалению, одна подобная заметка не могла изменить ситуацию и «театральная эпидемия» не прекращалась.

Для формирования репертуара нарождающегося театра в городе регулярно проводились конкурсы «на драматические произведения», основным требованием к которым было то, что они «должны изображать жизнь широких народных масс, выявлять их борьбу с эксплуататорами или невежеством и религиозными предрассудками».

(Продолжение следует)

Публикацию подготовила Галыгина Г.В.

15 Апреля 2019


Теги: Самарские истории

К списку статей

Наверх

Корзина