ВЗЫСКАНИЕ УБЫТКОВ С НАЛОГОВОГО ОРГАНА

ВЗЫСКАНИЕ УБЫТКОВ С НАЛОГОВОГО ОРГАНА

Для взыскания убытков в форме реального ущерба (утрата или повреждение имущества) истец, в соответствии со ст. 15 ГК РФ и ст. 65 АПК РФ, должен доказать факт и размер убытков, наличие вины ответчика в их причинении и прямой (непосредственной) причинно-следственной связи между убытками и противоправным поведением ответчика. Указанные элементы должны присутствовать в совокупности, отсутствие хотя бы одного из них исключает возможность удовлетворения иска кредитора о возмещении убытков.

По иску о взыскании убытков истец также должен доказать, что их возникновение является прямым следствием именно противоправного поведения ответчика и отсутствуют иные обстоятельства, повлиявшие на причинение убытков (например, действия третьих лиц).

Наличие прямой (непосредственной) причинно-следственной связи между убытками и противоправным поведением ответчика является принципиальным моментом в судебном деле.

Такой высокий стандарт доказывания суды применяют как при разрешении обычных коммерческих споров между участниками гражданского оборота, так и в случаях, когда в качестве ответчика по иску о возмещении убытков выступают не частные лица, а налоговые органы.

Например, в одном деле налогоплательщик обратился в суд с иском к Федеральной налоговой службе о возмещении убытков, возникших в связи с невозможностью исполнения обязательств по кредитному договору перед банком. Помимо этого, организация также требовала от налогового органа возместить вред, причиненный ее деловой репутации, положив в обоснование иска следующие доводы.

По результатам налоговой проверки налогоплательщику были доначислены налоги, а также пени и штраф за совершение налоговых правонарушений. В рамках исполнения соответствующего решения налоговый орган принял обеспечительные меры в виде приостановления операций по банковским счетам. Региональное управление Федеральной налоговой службы жалобу налогоплательщика на принятые в отношении его обеспечительные меры оставило без удовлетворения, а само решение по существу предъявленных претензий изменило, скорректировав размер его задолженности перед бюджетом.

Налогоплательщик ссылался на то, что в связи с принятыми ограничительными мерами он не имел фактической возможности на протяжении более трех с половиной месяцев вести предпринимательскую деятельность. В результате этого ему были причинены многочисленные убытки, связанные с отсутствием возможности вести финансово-хозяйственную деятельность, осуществлять расчеты с контрагентами, а также уплату налогов и других обязательных платежей. Налогоплательщик понес репутационные потери, связанные с неисполнением многочисленных обязательств перед своими клиентами, а также финансовые потери в связи с возникшей у него упущенной выгодой по заключенным договорам.

Окружной суд, поддерживая позицию пострадавшего налогоплательщика, исходил из следующего. В силу подп. 5 п. 1 ст. 31 НК РФ налоговые органы вправе приостанавливать операции по счетам налогоплательщика, плательщика сбора или налогового агента в банках и налагать арест на их имущество в порядке, предусмотренном данным Кодексом.

Статьей 76 НК РФ предусмотрено, что по общему правилу приостановление операций по счетам в банке применяется для обеспечения исполнения решения о взыскании налога, сбора, пеней и (или) штрафа (обеспечительная мера). Приостановление операций по счетам налогоплательщика-организации в банке означает прекращение банком расходных операций по этому счету в пределах суммы, указанной в решении о приостановлении его операций по счетам в банке.

На основании п. 1 ст. 35 и п. 2 ст. 103 НК РФ налоговые органы несут ответственность за убытки, причиненные налогоплательщикам вследствие своих неправомерных действий (решений) или бездействия, а равно неправомерных действий (решений) или бездействия должностных лиц и других работников указанных органов при исполнении ими служебных обязанностей. Причиненные налогоплательщикам убытки возмещаются за счет федерального бюджета в порядке, предусмотренном данным Кодексом и иными федеральными законами.

Убытки, причиненные неправомерными действиями налоговых органов или их должностных лиц при проведении налогового контроля, подлежат возмещению в полном объеме, включая упущенную выгоду (неполученные доходы).

В случае если разрешаемый судом спор вытекает из налоговых или других финансовых и административных правоотношений, то необходимо учитывать следующее: гражданское законодательство может быть применено к указанным правонарушениям только при условии, что это предусмотрено законодательством (п. 2 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 01.07.1996 N 6/8).

Для применения ответственности в виде взыскания убытков необходимо наличие состава правонарушения, включающего наступление вреда, вину причинителя вреда, противоправность поведения причинителя вреда, наличие причинно-следственной связи между действиями причинителя вреда и наступившими у истца неблагоприятными последствиями, доказанность размера ущерба (ст. 15 - 16 ГК РФ). Отсутствие хотя бы одного из названных элементов состава правонарушения влечет за собой отказ суда в удовлетворении требования о возмещении вреда.

В рассматриваемом деле решение о принятии обеспечительных мер налоговым органом было принято в связи с наличием решения о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности. Затем это решение было изменено вышестоящим налоговым органом, и размер задолженности перед бюджетом был скорректирован в меньшую сторону.

В подтверждение факта и размера убытков налогоплательщик ссылался в суде на то, что на его банковских счетах имелись денежные средства в объеме, достаточном для погашения задолженности. Если бы налоговый орган изначально правильно определил размер его задолженности, то необходимость в принятии обеспечительных мер в принципе бы отсутствовала, поскольку денежного остатка на счете хватило бы для закрытия долга. Из-за наличия обеспечительных мер, которые были необоснованно приняты налоговым органом, налогоплательщик понес убытки, вызванные невозможностью исполнения обязательств по кредитным договорам.

Нижестоящие судебные инстанции, делая вывод об отсутствии причинно-следственной связи между действиями налогового органа по принятию решений и допущенной налогоплательщиком просрочкой в исполнении обязательств по кредитным договорам, не дали оценки относительно правовых последствий, возникших в результате неисполнения истцом кредитных обязательств.

Суды не установили, мог ли он реально исполнить кредитные обязательства, если бы налоговым органом не было принято решение о приостановлении операций по его банковским счетам.

В данном случае необходимо учитывать целую совокупность юридически значимых обстоятельств, к числу которых, в частности, относится следующее:

- соотносимость денежного остатка по счетам, за вычетом реального размера налоговой задолженности, с размером неисполненных кредитных обязательств, а также имелись ли иные денежные поступления;

- наличие у налогоплательщика финансовой возможности исполнить кредитные обязательства перед банком за счет иных ресурсов;

- длительность просрочки в исполнении кредитных обязательств на момент принятия налоговым органом ограничительных мер в отношении налогоплательщика;

- разумность и добросовестность действий налогоплательщика, отсутствие в них признаков злоупотребления правом с целью создания искусственных ситуаций для возмещения убытков за счет бюджета.

В этой части окружной суд посчитал необходимым состоявшиеся по делу судебные акты отменить и направить его на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Что касается дополнительных требований налогоплательщика о взыскании с налогового органа упущенной выгоды и репутационного вреда, в этой части окружной суд отметил необоснованность исковых требований налогоплательщика.

Например, сумма убытков в виде упущенной выгоды должна определяться исходя из размера дохода, который мог бы получить истец при нормальном производстве и реализации своей продукции за период вынужденного простоя, за вычетом затрат, не понесенных им в результате остановки производства (стоимости неизрасходованного сырья, неоплаченной электроэнергии и т.д.). Обязательными условиями для удовлетворения иска о возмещении убытков в виде упущенной выгоды являются доказанность совершения истцом необходимых действий для получения упущенной выгоды и факт неполучения им выгоды исключительно в связи с неправомерными действиями ответчика.

Иными словами, истец должен доказать, что допущенное ответчиком нарушение явилось единственным препятствием, не позволившим ему получить выгоду в определенном размере (Постановление Президиума ВАС РФ от 04.11.1997 N 3924/97). В рассматриваемом деле налогоплательщик в нарушение ст. 65 АПК РФ не представил конкретных доказательств в пользу того, что из-за принятия налоговым органом ограничительных мер он не смог получить доход в заявленном им размере.

Налогоплательщик не представил расчет ожидаемой прибыли, которую он достоверно мог получить, с учетом объема предполагаемых затрат, а также доказательства наличия прямой (непосредственной) причинно-следственной связи между возникновением у него упущенной выгоды и действиями налогового органа. Доказательств причинения вреда своей деловой репутации налогоплательщик также не представил, поэтому в этой части окружной суд поддержал выводы нижестоящих судебных инстанций об отказе в иске (Постановление АС Поволжского округа от 06.02.2019 N Ф06-41890/2018).

При установлении противоправных действий со стороны налогового органа суд в состав взыскиваемых убытков может также включить и иные расходы, которые налогоплательщик был вынужден понести для восстановления своего нарушенного права. Например, в одном деле налогоплательщик в целях защиты своих прав и обжалования незаконного решения налогового органа нанял адвоката, заключив с ним соглашение о предоставлении юридической помощи.

В рамках данного соглашения адвокат подготовил и направил в адрес вышестоящего налогового органа три жалобы на действия сотрудников налоговой инспекции, после изучения которых оспариваемые решения были отменены в административном порядке самой налоговой службой. Налогоплательщик оплатил услуги адвоката в соответствии с соглашением в размере 20 000 руб., подтвердив факт оплаты платежным поручением. Поскольку к услугам адвоката налогоплательщик был вынужден обратиться для защиты своего права, нарушенного по вине налоговой инспекции, суд пришел к выводу о том, что он вправе рассчитывать на полное возмещение причиненных убытков (Решение АС Нижегородской области от 04.10.2018 по делу N А43-31235/2018).

 

Литература 

1. Налоговый кодекс Российской Федерации: часть первая [принята Государственной Думой 16 июля 1998 г. N 146-ФЗ, с изм. и доп.] // Справочная правовая система "Гарант" [Электронный ресурс] / Компания "Гарант".

2. Гражданский кодекс Российской Федерации: часть первая [принята Государственной Думой 21 октября 1994 г. N 51-ФЗ, с изм. и доп.] // Справочная правовая система "Гарант" [Электронный ресурс] / Компания "Гарант".

3. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации [принят Государственной Думой 14 июня 2002 г. N 95-ФЗ, с изм. и доп.] // Справочная правовая система "Гарант" [Электронный ресурс] / Компания "Гарант".

 

А.И. Бычков

Начальник юридического отдела

АО "ТГК "Салют"

Подписано в печать

17.07.2019

 

 


 


 

28 Февраля 2020


К списку статей

Наверх

Корзина