ВАЖНЫЕ СУДЕБНЫЕ РЕШЕНИЯ МИНУВШЕГО ГОДА: ТОП-7

За три дня до нового года Президиум Верховного Суда подготовил и утвердил последний в 2017 году, пятый по счету, Обзор практики. В 167-страничный документ попало немало "экономических" дел. С самыми интересными из них мы вас и знакомим.

Обратите внимание! Верховный Суд РФ обнародовал пятый Обзор судебной практики за 2017 год. Обращаем ваше внимание на Определения от 26.09.2017 N 305-КГ17-6981 (о признании исполненной обязанности по уплате налогов в бюджет), от 04.08.2017 N 308-КГ17-680 (о неначислении взносов на суммы пособий, не принятые к зачету ФСС РФ).

Досрочная уплата налога - ничего "криминального"

Налогоплательщик считается исполнившим обязанность перед бюджетом с того момента, когда он предъявил в банк поручение об уплате налогов. Конечно, при условии, что на счете было достаточно средств для перевода. Такие обстоятельства, как досрочное перечисление налога через банк, у которого впоследствии отозвали лицензию, в результате чего деньги до бюджета так и не дошли, еще не свидетельствуют об умысле налогоплательщика и его недобросовестности (Определение Верховного Суда РФ от 26.09.2017 по делу N 305-КГ17-6981).

Когда считать обязанность по уплате налога исполненной: с момента получения налогового поручения или после поступления денег на счет? Казалось бы, этот вопрос не имеет никакого практического значения, но бывают ситуации, когда он оказывается принципиальным. Например, если банк, через который уплачивался налог, прекратил свою деятельность, так и не перечислив деньги ФНС. Налоговики в таком случае, по устоявшейся традиции, подозревают налогоплательщика в том, что он лишь изображает из себя жертву обстоятельств, а о проблемах в банке был осведомлен заранее. А уж если он пытался заплатить налог с опережением графика, тут уж, как говорится, и к бабке не ходи.

Подозрения, надо сказать, зачастую небеспочвенные (в начале 2000-х годов даже существовал своего рода бизнес по уплате налогов через проблемные банки). Времена изменились, проверяющие остались при своем, зато судьи стали менее категоричны в оценках.

Итак, индивидуальный предприниматель, работающий на УСН, направил в банк платежные поручения от 22 октября и от 28 октября на уплату единого "упрощенного" налога за девять месяцев и за весь 2015 год (38 594,95 рубля и 219 860 рублей соответственно), то есть когда срок уплаты еще не наступил. Суммы были списаны со счета, но до бюджета не дошли - 16 ноября у банка отозвали лицензию. Сотрудники МИФНС N 17 по Московской области отказались признать обязанность по уплате налогов исполненной. Смутило их, разумеется, прежде всего "опережение графика".

Бизнесмен обжаловал вердикт проверяющих. Арбитражный суд Московской области удовлетворил его иск (дело N А41-12803/2016), сославшись на то, что предприниматель не знал о плачевном финансовом состоянии банка, когда платил через него налоги, - ограничения в отношении банка были введены только 3 ноября 2015 года.

Суд отметил, что досрочная уплата налога не может свидетельствовать о недобросовестности налогоплательщика. Кроме того, в момент уплаты ИП обладал точными сведениями об объеме налоговой базы, соответственно, его действия обоснованны, подчеркнула первая инстанция.

Однако апелляция и окружной суд с таким выводом не согласились. Вышестоящие инстанции отказали бизнесмену в иске, указав на то, что предприниматель решил заплатить налоги до того, как у него наступила соответствующая обязанность. А перечисление платежей незадолго до отзыва у банка лицензии свидетельствует о недобросовестности налогоплательщика, решили суды.

ИП обратился в Верховный Суд РФ, пояснив, что всегда добросовестно исполнял свои налоговые обязанности, а о плачевном состоянии банка не знал. Досрочную уплату он объяснил самыми благими намерениями: поскольку доход у предпринимателя нестабильный, при поступлении на свой счет крупной суммы денег после совершенной сделки он и решил расплатиться с налоговой сразу - сполна. При этом с 22 по 28 октября ограничений по приему платежей в банке не было. Кроме того, оставшиеся деньги ИП снял с текущего счета и положил на депозит в том же банке, что свидетельствует о доверии этой кредитной организации и отсутствии у предпринимателя умысла.

В ИФНС настаивали: ИП оплатил налоговые обязательства, которые не наступили, поскольку налоговый период еще не был завершен, хотя ранее он никогда не производил расчеты заблаговременно. Представитель инспекции непосредственно в ходе слушаний выразил уверенность, что сейчас предприниматели следят за ситуациями вокруг банков и ИП "мог предположить" возникновение проблем у банка (не уточнив при этом, за кого он принимает несчастного ИП - за ясновидца или финансового аналитика). В общем, отповедь инспекции свелась к тому, что действия ИП умышленны - так, второй платеж он осуществил уже тогда, когда информация о возможной ликвидации банка появилась в СМИ.

Верховный Суд РФ, однако, признал адекватной именно позицию налогоплательщика. Представители экономколлегии указали: факт досрочной уплаты не является безусловным свидетельством того, что предприниматель был осведомлен о проблемах в банке. Согласно п. 1 ст. 45 Налогового кодекса РФ обязанность по уплате налога может быть исполнена досрочно. Информация же о том, что банк испытывает трудности, была опубликована в узкоспециализированном СМИ, не направленном на массового потребителя. Причем на тот момент лицензия у кредитной организации еще не была отозвана.

Главным же аргументом в защиту ИП стало то, что у него имелся только один расчетный счет в банке, по которому им совершались платежи, как связанные с хозяйственной деятельностью, так и по перечислению налогов в бюджет. При этом оставшиеся на счете деньги были размещены на депозите в том же банке.

Судьи также указали на то, что, совершая спорные платежи за девять месяцев 2015 года и за весь 2015 год, предприниматель точно знал объем налоговой базы, определяемой по фактическому поступлению выручки на его счет. Таким образом, ИП исполнил свою налоговую обязанность не излишне, а досрочно - в пределах размера налоговой обязанности, сформированного по итогам налогового периода. С учетом изложенного суд обязал инспекцию зачесть уплаченные предпринимателем суммы налогов.

На "забракованные" пособия взносы не начисляются

Расходы на выплату пособий по временной нетрудоспособности, не принятые фондом соцстраха к зачету, в базу для начисления страховых взносов не включаются (Определение Верховного Суда РФ от 04.08.2017 N 308-КГ17-680).

Организация выплатила своим сотрудникам - внешним совместителям пособия по беременности и родам и по временной нетрудоспособности. Но ФСС не принял эти расходы к зачету. Причина - сотрудники отработали менее двух лет до наступления страхового случая, и у организации не было справок о том, что этим лицам не выплачивалось такое пособие по основному месту работы. Страхователя обязали уплатить недоимку в размере не принятых к зачету сумм пособий. При этом на сумму этой недоимки ревизоры начислили страховые взносы.

Суды трех инстанций признали решение ФСС правомерным. Судьи сочли, что указанные суммы пособий, не принятые к зачету, уже не могут признаваться страховым обеспечением по обязательному социальному страхованию. А значит, произведенная выплата включается в базу для начисления взносов "на травматизм" и на обязательное социальное страхование на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством.

Однако Верховный Суд поддержал организацию, указав на следующее. Отказ ФСС в принятии к зачету расходов по выплате спорных пособий не может изменить статус выплаченных средств. Тем более что сам факт наступления страхового случая фондом не оспаривается. Страховые выплаты, обусловленные наступлением страхового случая, сохраняют свою социальную направленность и не являются вознаграждением за выполнение работником трудовых функций. Действующее законодательство не обязывает начислять взносы на суммы пособий, не принятые фондом к зачету. Таким образом, спорные суммы, выплаченные сотрудникам, признаются страховым обеспечением по обязательному социальному страхованию и не могут квалифицироваться как объекты обложения взносами.

Уйти от долгов через ликвидацию стало сложнее

Если компания-должник находится в стадии ликвидации, а ликвидационная комиссия ведет свою работу, это не мешает кредитору подать заявление о банкротстве этого должника (Определение Верховного Суда РФ от 27.07.2017 N 305-ЭС17-4728 по делу N А40-55621/2016).

Компанию могут признать банкротом при наличии законных оснований. При этом не вводится наблюдение и не применяются реабилитирующие процедуры (финансовое оздоровление и т.п.), поскольку участники хотят прекратить деятельность компании, а не продолжать ее, для чего и запустили ликвидацию. Раз такое решение уже принято, кредиторы не могут в процедуре наблюдения решить иначе и обязать фирму продолжить работу, объяснила экономколлегия ВС РФ.

Позиция судей сделает весьма проблематичной "бесконечную" ликвидацию, которая позволяет компаниям годами не платить по долгам.

Кроме того, в пятый Обзор практики попало еще одно ее разъяснение, которое усложнит жизнь недобросовестным "ликвидаторам". В Определении экономколлегии ВС РФ от 26.12.2017 N 321-ПЭК17 подтверждается, что залогодержатель может через суд обязать ликвидационную комиссию залогодателя по долгам третьего лица подать заявление о банкротстве.

Залог "незавершенки" не запрещен

Если заемщик по кредиту заложил в банке земельный участок и начал строить на нем объект недвижимости, то банк может через суд добиться признания ипотеки на такое строение, пусть даже оно не закончено и не зарегистрировано в ЕГРП (Определение Верховного Суда РФ от 14.08.2017, дело N 306-ЭС17-3016(2)).

Если в ипотеке земельный участок, значит, в залоге и все постройки, которые залогодатель на нем возведет. Но если он не закончил здание и тянет с регистрацией прав на него, кредитору может быть сложно признать ипотеку и получить статус залогового в банкротстве. Нет регистрации - нет залога, считают некоторые суды. Такой отказ получил один из банков в банкротстве должника. Он обжаловал его в экономколлегию Верховного Суда РФ, которая посмотрела на обстоятельства совсем под другим углом.

При ипотеке участка (или права его аренды) право залога распространяется на здания и сооружения, которые располагаются на этой земле и принадлежат залогодателю, гласит п. 1 ст. 64 Закона от 16.07.1998 N 102-ФЗ "Об ипотеке". Но действует ли это правило в тех случаях, когда право собственности залогодателя еще не возникло, поскольку объект еще не зарегистрировали в реестре прав на недвижимость? В этом вопросе суды разбирались в деле банкрота (ООО, специализирующегося на автосервисе) и его кредитора (крупного банка).

В залоге у банка было право аренды земельного участка компании-заемщика в Волгограде величиной 4 260 кв. м, на котором располагались автомойка, авторемонт, кафе, нежилое здание и недостроенная гостиница площадью 540 кв. м (гостиницу начали строить после того, как был заключен договор ипотеки). Кредитор хотел включить в реестр должника свой долг на 55,6 млн руб. как обеспеченный ипотекой участка и расположенных на нем объектов. Арбитражный суд Волгоградской области и 12-й арбитражный апелляционный суд с требованиями банка согласились. Две инстанции исходили из того, что недострой расположен на участке, который находится в залоге у банка. Кроме того, должник возводил гостиницу для "комплексного использования" вместе с нежилым зданием: она была его пристройкой, указали суды.

На их решения пожаловался другой кредитор банкрота, который, в частности, указал, что гостиница все еще не завершена, а право собственности на нее не зарегистрировано. К этим доводам прислушался Арбитражный суд Поволжского округа. Действительно, право собственности на недвижимый объект возникает с момента ее госрегистрации (ст. 131 Гражданского кодекса РФ). "Лишь тогда имущество становится объектом гражданских прав и поступает в конкурсную массу", - рассудила кассационная коллегия. А гостиница не то что не введена в эксплуатацию - она не зарегистрирована даже как объект незавершенного строительства. Решения нижестоящих судов в соответствующей части были отменены.

Банк пожаловался в Верховный Суд, который разделил его точку зрения. Действительно, гостиницу начали строить после заключения договора об ипотеке и не зарегистрировали, то есть формально не ввели ее в оборот. Тем не менее само по себе это не является препятствием для залогового кредитора.

Суд может признать право залога на незарегистрированный объект, чтобы кредитор не пропустил срок на предъявление требований и смог получить статус залогового. Для этого надо доказать, что постройка соответствует признакам недвижимости (с помощью кадастрового, технического паспортов, фотографий и т.п.).

Чтобы залогодатель не затягивал с госрегистрацией, экономколлегия Верховного Суда РФ предложила использовать аналогичную норму, которая регулирует долевое строительство, а именно ч. 5 ст. 13 одноименного Закона. Согласно ей застройщик обязан зарегистрировать право собственности на "незавершенку", чтобы на нее можно было обратить взыскание по залогу. А если он от этого уклоняется - внести в запись в госреестр недвижимости можно по решению суда. В результате Верховный Суд РФ отменил постановление кассации и оставил в силе акты первой и второй инстанций, признавшие ипотеку недостроенной гостиницы.

Остается добавить, что такой подход Верховного Суда РС согласуется с позицией ВАС РФ и поможет кредиторам бороться с недобросовестными банкротами, которые уклоняются от регистрации "незавершенки". В то же время определение может создать проблемы другим кредиторам: ведь они не знают о возникновении залога до тех пор, пока банк не заявил о том, что хочет обратить на него взыскание. Кое-где за рубежом уже нашли, как решить эту проблему. Например, в Германии можно внести так называемую предварительную запись в реестр прав на недвижимость. Она предупреждает о предстоящей регистрации права в пользу определенных лиц.

Повышенный стандарт доказывания при банкротстве

Если конкурсный кредитор обосновал существенные сомнения, которые подтверждают мнимость сделки должника или другого конкурсного кредитора, именно последние должны доказать действительность сделки (Определение Верховного Суда РФ от 11.09.2017 N 301-ЭС17-4784).

Насколько тщательно надо проверять требования истца к банкроту в отдельном производстве, если конкурсные кредиторы возражают, ссылаясь на фиктивность сделки? Достаточно ли просто проверить документы или нужно изучить, могла ли сделка реально исполняться? Такой вопрос поставили перед экономколлегией банкрот и его конкурсный кредитор.

Верховный Суд РФ разбирался в деле банкрота - сельскохозяйственного предприятия, с которого другая компания пыталась взыскать 131,3 млн руб. долга по хранению техники и скота. Поскольку документы были в порядке, а истец с ответчиком просили удовлетворить иск, Арбитражный суд Республики Марий-Эл взыскал долг. Апелляция и кассация его поддержали.

Они решили не разбираться детально в вопросах реальности хранения, хотя плата за него оказалась выше стоимости имущества в 30 раз, а в качестве текущих взыскивались платежи за восемь месяцев до возбуждения дела о банкротстве. На фиктивность сделок судам указывали конкурсный кредитор и сам банкрот. Они настаивали, что имущество не передавалось, да и в целом у компании-истца не было возможности содержать такое количество скота. Учитывая, что должник находится в банкротстве и аффилирован с хранителем, суды должны были более тщательно разобраться в иске. В условиях конкуренции кредиторов нужно уделять особое внимание их доводам, а не реагировать на них формально.

Доводы кассаторов выслушала экономколлегия Верховного Суда. Судьи попросили представителя конкурсного управляющего предприятия-банкрота прокомментировать тот факт, что банкрот ранее согласился с иском. На что управляющий возразил, что суд просто не так понял его коллегу: на самом деле она якобы поддержала встречный иск (о взыскании компенсации за утрату имущества на 2 млн руб.). Юрист кратко изложил доводы своей жалобы: большую часть долга он считал фиктивной.

Ему оппонировал директор взыскателя. По его мнению, соперник лишь повторяет доводы, которые уже оценили нижестоящие инстанции. Тем не менее после совещания "тройка" экономколлегии решила отменить все акты в части иска и отправила вопрос на пересмотр.

Определение кадастровой стоимости участка

Цена находящегося в госсобственности земельного участка, выкупаемого собственником расположенных на нем строений, определяется исходя из кадастровой стоимости этого участка на момент обращения с заявлением о выкупе в уполномоченный орган (Определение Верховного Суда РФ от 30.05.2017 N 14-КГ17-12).

От кадастровой стоимости зависят земельный налог, арендная плата, выкупная цена участка и некоторые другие платежи. Поэтому при изменении кадастровой стоимости меняется и размер указанных платежей, и иногда очень существенно - в два-три раза. Чтобы не переплатить кругленькую сумму, важно правильно определить момент исчисления кадастровой стоимости. ВС рассказал, как это сделать.

Предприниматель арендовал у государства земельный участок, на котором находились принадлежащие ему нежилые помещения, а затем решил купить его. Для этого он обратился в Департамент имущественных и земельных отношений Воронежской области. Согласно приказу этого Департамента цена земли в случае ее покупки высчитывается по формуле: кадастровая стоимость земельного участка, умноженная на ставку земельного налога в указанном регионе, умноженная на кратность ставки земельного налога. На момент обращения кадастровая стоимость участка составляла 6 549 422 рубля (при этом она была определена судом за восемь месяцев до обращения). Поэтому предприниматель рассчитывал приобрести участок за 818 678 рублей.

Однако Департамент посчитал, что кадастровая стоимость участка равна 16 214 578 рублей (почему - неизвестно), и исходя из нее высчитал выкупную цену как 2 026 822 рубля.

Предприниматель-арендатор с этим не согласился, направил протокол разногласий и протокол их согласования. На это Департамент ответил, что на момент принятия им решения о заключении договора купли-продажи участка его кадастровая стоимость стала 12 581 583 рубля, в связи с чем предпринимателю предложили заплатить 1 572 697 рублей. Но даже несмотря на такие уступки, предприниматель "пошел на принцип" и настаивал. Уж очень ему хотелось постичь принятые в Департаменте правила ценообразования и узнать, откуда берутся те или иные цифры. Не с потолка же? Для урегулирования разногласий, возникших при заключении договора купли-продажи, он и обратился в суд.

Центральный районный суд г. Воронежа, а вслед за ним и Судебная коллегия по гражданским делам Воронежского областного суда поддержали Департамент. Они решили: поскольку разногласия переданы на рассмотрение суда, то при их урегулировании необходимо применять кадастровую стоимость, действующую на момент разрешения спора, - то есть 12 581 583 рубля. Довод предпринимателя об установлении кадастровой стоимости земли в размере 6 549 422 рублей суды отклонили, поскольку на дату установления этой кадастровой стоимости разногласия между истцом и Департаментом еще не возникли.

Упрямый коммерсант дошел до Верховного Суда. Дошел не напрасно, поскольку судьи констатировали следующее: у уполномоченного органа возникает обязанность заключить договор купли-продажи с собственником расположенных на участке строений с момента подачи соответствующего заявления (п. 5 ст. 39.17 Земельного кодекса). Следовательно, цена участка определяется исходя из кадастровой стоимости в день подачи заявления.

Задержка оплаты товара: когда это будет существенным

нарушением договора

Компания купила у фирмы-банкрота оборудование, но все деньги за него в срок не перечислила. Продавец устал ждать, когда получит оставшуюся сумму, и решил расторгнуть договор купли-продажи в судебном порядке. Три инстанции отказали истцу, посчитав, что в соглашении есть условие о продаже товара с рассрочкой, а покупатель уже уплатил больше половины его цены. Верховный Суд РФ пояснил, в чем заблуждались нижестоящие суды (Определение от 30.11.2017 N 304-ЭС17-11435).

Компания "скатилась" в банкротство, и ее конкурсный управляющий стал распродавать имущество должника. Часть своих активов (автомобильную, специальную технику и буровые установки) ценой в 89 млн руб. банкрот решил продать одной фирме. Покупатель получил товар и перечислил за него задаток - 16 млн руб. Оставшиеся деньги новоиспеченный собственник техники обязался заплатить в течение 30 дней, но передавать эту сумму даже спустя месяц не спешил. Только после получения письменной претензии от продавца покупатель заплатил еще 10 млн руб. и снова "притаился". Продавец устал ждать, когда контрагент перечислит остальную сумму, и предложил расторгнуть соглашение купли-продажи имущества. В ответ на это покупатель объяснил, что испытывает серьезные финансовые трудности, но прекращать спорный договор не собирается.

Тогда продавец решил разорвать соглашение в судебном порядке. Через два месяца после обращения в суд покупатель перевел на счета продавца еще 32 млн руб. Таким образом, на момент рассмотрения дела ответчик оплатил товар на 65%. Ссылаясь на этот факт, покупатель просил отказать в иске. Арбитражный суд Тюменской области согласился с таким доводом и посчитал, что по договору товар продавался в кредит с рассрочкой платежа.

Так что, получив более 50% оплаты, истец не может отказаться от исполнения соглашения и потребовать возврата проданного товара. Апелляция и окружной суд тоже не усмотрели в просрочке платежа покупателем существенного нарушения договора, которое может привести к расторжению документа, оставив акт первой инстанции без изменений.

Покупатель оспорил такие выводы в Верховном Суде РФ. В кассационной жалобе компания указала, что в договоре не предусматривалась возможность продажи имущества должника с рассрочкой. Так что оплата более половины стоимости товара не препятствует расторжению соглашения в рассматриваемой ситуации, подчеркнул заявитель. Кроме того, истец отметил, что задержка в перечислении денег влечет для него как для банкрота неприемлемый ущерб.

Верховный Суд РФ с доводами заявителя согласился, пояснив, что покупатель допустил существенное нарушение договорного обязательства. Экономколлегия подчеркнула, что в спорной ситуации задержка оплаты привела еще и к вынужденному увеличению срока и стоимости конкурсных процедур, так как фирме-банкроту пришлось потратиться на мероприятия по взысканию долга с ответчика.

Кроме того, нижестоящие инстанции неправильно трактовали соглашение, посчитав, что в договоре есть условие о рассрочке платежа.

Судебная коллегия по экономспорам разъяснила, что в спорном соглашении речь идет только лишь о задатке, который не равен рассрочке платежа. В результате все акты нижестоящих инстанций были отменены, договор купли-продажи - расторгнут.

10 Мая 2018


К списку статей

Наверх

Корзина